О КАМНЕ ФИЛОСОФОВ И ПРЕЖДЕ ВСЕГО О ТЕЛАХ СВЕРХНЕБЕСНЫХ

Автор: admin  /  Категория: Трактаты

Святой Фома Аквинский, ученик славного Альберта Великого


(перевод В. Рохмистров, 2002 )

Из издания «Свинцовые Врата Алхимии» СПб Амфора, 2002 г.

Глава первая

Аристотель в первой книге «Метеоров» пишет, что прекрасно и похвально стремиться к глубоким исследованиям первой причины, которая управляет удивительным согласием причин вторичных, и что мудрые видят действия всех вещей, достигая выяснения этих скрытых причин.

            Итак, мы видим, что тела небесные оказывают действие на элементы и на простое свойство материи простого элемента, потому что из материи воды, например, они, могут извлечь качества (модальности) воздушной формы и огненной формы.

            Всякий естественный принцип активности производит в процессе своего действия умножение себя самого, как огонь, переданный дереву, извлекает из дерева еще большее количество огня.

            Мы же здесь говорим о деятелях (агентах) более важных, чем существующие в природе.

            Тела сверхнебесные всегда представляются нашим глазам облеченными в материальную форму элемента, но не участвующими в материи этого элемента; эти сферы суть сущности намного более простые и тонкие; мы же воспринимаем только внешние проявления, оформленные ими же самими. И Роджериус (Бэкон) очень хорошо представил это: «Всякое активное тело, — говорит он,- оказывает действие на свое частное подобие, это последнее изменяется в то же время по принципу пассивного восприятия, не отличаясь от тела, которое его породило». Например, пакля, будучи помещенной около огня, причем без касания, умножит его вид, как всякое другое активное тело, и этот вид будет умножен и собран паклей настолько же естественным действием и продолжением огня, насколько и склонностью самой пакли к пассивности, потом же будет оживляться до совершения полного действия огня. Поэтому ясно, что подобие огня не отличается от огня самого по себе (in specie). Одни тела обладают действием специфической интенсивности, так что они могут это подтверждать в своем частном подобии, умножаясь и возобновляясь беспрестанно во всех вещах; таков огонь. Другие, напротив, не могут умножать свой вид в подобии и изменять в самих себе каждую вещь; таков человек.

            В самом деле, человек не может воздействовать умножением своего подобия, как он воздействует своим отдельным действием, поскольку сложность его организма всегда обязывает его к исполнению множественных действий. Это потому, как доказывает Роджериус в книге «О влияниях», что если бы человек мог, напротив, производить мощное воздействие посредством своего подобия, как огонь, то было бы очевидным, что его вид будет истинно человек, откуда можно лишь сделать вывод, что умноженное подобие человека не будет совершенно человеком и человек окажется тогда вне своего вида. Следовательно, когда тела сверхнебесные оказывают свое действие на какой-либо элемент, они воздействуют своим подобием, и более того, производят некоторые подобные себе вещи и почти того же вида. Итак, поскольку они производят элемент элемента и элементную вещь вещи элементарной, с необходимостью следует участие и их самих в природе элемента. И, ради лучшего понимания этого, надо обратить внимание на то, что производит солнце своим огнем в телах насыщенных уриновой водой и в телах кристально сферических.

            Кроме того, ты должен знать, что всякое активное тело, согласно тому, как это показано в книге «О влияниях», умножает свое подобие, следуя по линии прямо и строго перпендикулярной, и это очевидно на примере с огнем и паклей, которые соединяются друг с другом по линии, взятой строго перпендикулярно. То же самое видно, когда урина или кристалл помещены на солнце и подвергаются влиянию солнечных лучей, которые им подобны. Если оперируют посредством зеркала, когда луч солнца будет отражен перпендикулярно, он пройдет через воду или прозрачное тело без преломления по причине крайнего коэффициента мощности его действия. Если же, напротив, он отражен по линии не прямо перпендикулярной, он будет преломляться на поверхности тел и новый луч сформируется в наклонном направлении. Но точка пересечения этих двух лучей на линии, взятой идеально перпендикулярно, есть точка максимальной энергии солнечного жара, так как если там поместить паклю или любое другое горючее тело, оно воспламенится немедленно.

            В результате же всего этого, когда подобие солнца (то есть солнечных лучей) поддержано долгим действием самого солнца, оно породит огонь. Солнце обладает, таким образом,  началом и свойствами огня, как это доказано с помощью зажигательных зеркал.

            Делают подобные зеркала из отполированной в совершенстве стали, такой формы или расположения, что, собиря пучки солнечных лучей, они отражают их, образуя линию наибольшей накаленности. Помещают такое зеркало около городов, поселков или любых друго места, каковые не медлят возгораться, как об этом говорит Афан в книге «Зажигательные зеркала».

            Ясно, что солнце и другие сверхнебесные тела никак не участвуют в материи Элементала, и таким образом они свободны от тлена, легкости и тяжести.

            Здесь надо провести одно различение среди элементов: некоторые суть простые и бесконечно чистые, не обладающие особым свойством, необходимым для превращения и развития в другой план видового проявления, так как материя, из которой они образованы, будучи ограничена наиболее совершенной формой, которая только для них возможна, не желает другого; и из этих элементов образованы, вероятно, тела сверхнебесные. Ибо мы помещаем, в самом деле, воду выше небесного свода и хрусталика (глаза). То же самое мы можем сказать и о других элементах, о тех элементах, из которых составлены тела сверхнебесные божественной мощью или при просредстве умов, ею отмеченных. Этими элементами не могут быть порождены ни тяжесть, ни легкость, поскольку они – от акциденций, принадлежащих только тяжелым и грубым землям. Однако они производят феномен окрашивания, поскольку различия в освещении вызваны флюидом из разряда невесомых. Эти сверхнебесные тела дают о себе знать золотистым цветом и сияют ярче, чем если бы попали в луч света – подобно золотому блестящему щиту, и отражают свое сияние, происходящее непосредственно от лучей солнца. Астрологи же приписывают этим элементам причину сияния и золотого цвета звезд, как это было продемонстрировано Исааком и Рогериусом в книге  « О Чувстве», и из того, что они порождены некоторым количеством элементов, следует, что обладать ими в природе элементала.

            Но из того, что эти элементы по своей природе бесконечно чисты и никогда не смешиваются ни с какой подчиненной субстанциею, с необходимостью следует, что они должны находиться в телах небесных, будучи соразмерными им таким образом, что невозможно было бы отделять одни от других. И это ничуть не должно удивлять, поскольку, следуя природе во время опытов, я сам отделял четыре элемента от нескольких подчиненных тел таким образом, чтобы получить каждый отдельно, будь то вода, огонь или земля; я очищал, насколько было возможно, каждый из этих элементов, один за другим, тайной операцией, и это закончив, я их соединил вместе и получил вещь удивительную (quaedam admirabilis res), которая была свободна от подчиненных элементов, так как, будучи оставленной в огне на такое долгое время, какое только возможно, в огне, не была им затронута и не претерпела никаких изменений. Не будем же удивляться, если тела небесные по природе нетленны, поскольку они составлены полностью из элементов, и, вне всякого сомнения, субстанция которую я получил, той же природы. Поэтому Гермоген[1], который был трижды велик (triplex fuit) в философии, выразился следующим образом: «Ничто не могло доставить мне более великой радости, чем достигнуть в моем делании совершенства и увидеть пятую сущность (квинтэссенцию) без какой либо примеси материи элементов подчиненных».

            Одна часть огня обладает большей потенциальной энергией, чем сто частей воздуха, и, следовательно, одна часть огня может легко «укротить» тысячу частей земли. Мы не знаем, следуя каким абсолютным весовым пропорциям делается смесь этих элементов; однако, практикуя наше искусство, мы заметили, что, когда четыре элемента извлечены из тел и очищены каждый отдельно, надо для операции их соединения взять равные веса воздуха, воды и земли, тогда как огня добавляется только шестнадцатая часть. Этот состав действительно сформирован из всех элементов, хотя свойства огня и преобладают над (свойствами) остальных. Так как бросая его одну часть на тысячу частей меркурия, можно отметить, что он сгущается и становится красным. Таким образом, этот состав явно приближен к сущности тел небесных, поскольку при трансмутации он ведет себя подобно наиболее энергичному активному началу.

Глава вторая

О ТЕЛАХ ПОДЧИНЕННЫХ:

О ПРИРОДЕ И СВОЙСТВАХ МИНЕРАЛОВ И ПРЕЖДЕ ВСЕГО КАМНЕЙ

            Исследуем теперь тела подчиненные. А поскольку они делятся на минералы, растения и животных, мы начнем изучать природу и свойства минералов. Минералы делятся на камни и металлы. Эти последние образуются по тем же законам и вследствие тех же количественных отношений, что и другие творения, исключая то, что является их особенностью, возникающей в результате большего числа операций и превращений (трансмутаций), чем (состав) элементов или тел сверхнебесных, так как состав их материи (в отличие от последних) есть многоформность.

            Итак, материя, составляющая камни, по природе вполне подчиненная, грубая и нечистая и обладает большей или меньшей землистостью, согласно степени очистки камня. Как говорит Аристотель в своей книге «О метеорах» (которую некоторые приписывают Авиценне), камень образован не чистой землей; это, скорее, земля водянистая, поскольку мы видим некоторые камни, образующиеся в реках, и то, как соль извлекается выпариванием из соленой воды. Эта вода, обладающая сильной землистостью, сгущается в окаменелую форму от жара солнца или огня.

            Итак, материей, составляющей камни, является землистая вода; действующим принципом: жар или холод, которые сгущают воду и извлекают камнеподобную эссенцию. Это строение камней обнаружено на примере животных и растений, которые имеют свойства камней и сами производят камни, что заслуживает особенного рассмотрения.

            Некоторые из этих камней находятся, на самом деле, сгущенными в животных действием жара и иногда обладают некоторыми более энергетическими свойствами, чем те, которые не происходят от животных и образованы обыкновенным путем. Другие камни образованы самой природой с помощью свойств других минералов. Ибо, говорит Аристотель, обычно достигают смеси двух различных вод, воды, называемой Молоком Девственницы, и той, что сгущают из нее самой в камень. Для этого, говорит он, смешивают растворенную в уксусе окись свинца с раствором соли щелочи, и хотя обе эти жидкости являются светлыми, если их соединяют, они образуют густую и белую как молоко воду. Пропитанные этой жидкостью тела, каковые желают сгустить в камни, сгустятся немедленно. В самом деле, если известь серебра или другое подобное тело полито этой водой и подвергнуто затем легкому огню, ого сгустится. Итак, Молоко Девственницы , обладает истинным свойством превращать извести камней. То же самое мы видим, как в крови , яйцах,  мозге или волосах и других частях животных, образуются камни силы действия и способностей удивительных. Если берут, например, кровь человека и оставляют ее гнить в теплом навозе, а после этого помещают в алембик, она перегоняется в белую подобную молоку воду. Затем увеличивают огонь, и она перегоняется в нечто вроде масла. Наконец, очищают осадок, который остается в алембике, и он становится белым как снег. Его смешивают с маслом которое описано выше, и тогда образуется камень, прозрачный и красный, силы действия и способностей удивительных, который останавливает кровотечение и который исцеляет большое количество немощей. То же самое мы извлекали из растений следующим способом: мы жгли растения в реверберирной печи, затем превращали эту известь в воду, перегоняли ее и сгущали; она после этого превращалась в камень, обладающий более или менее сильными свойствами, соответственно свойствам и различиям используемых растений. Некоторые производят искусственные камни, каковые на поверку оказываются более качественными по всем показателям, ибо таким же способом делают гиацинты искусственные, которые не отличаются от гиацинтов естественных, так же как и сапфиры.

            Говорят, что материя всех драгоценных камней суть кристалл, который является водой, имеющей очень мало землистости и сгущенной под воздействием сильного холода. Размельчают кристалл на мраморе, пропитывают его крепкой водкой и, активно растворяя, повторяют несколько раз, высушивая и размельчая снова для увлажнения с растворением до тех пор, пока смесь не образует совсем однородное тело; затем его помещают в теплый навоз, где оно превращается через некоторое время в воду; ее перегоняют, пока она не станет светлой и не возгонится по частям. Затем берут другую жидкость, красную, сделанную из прокаленного красного купороса и урины детей. Эти две жидкости смешивают и перегоняют тем же способом большое число раз, следуя необходимым весам и пропорциям; помещают их в навоз с тем, что бы они смешались более глубоко, и затем сгущают их химически на медленном огне, получая в результате камень во всем подобный гиацинту. Когда же хотят сделать сапфир, вторая жидкость образуется уриной и ляпис-лазурью вместо красного витриола, и также поступают в других случаях, согласно различию цветов; вода, используемая перед этим, должна быть, естественно, той же природы, что и камень, который хотят получить. Итак, принципом действия являются жар или холод, и жар должен быть мягким, холод же – очень интенсивным, именно они вытянут из материи форму камня,  который был лишь в потенции, как бы погребенным в толще воды. Можно различить в камнях, как и во всех вещах, три призна­ка, а именно: субстанцию, свойство и действие. Мы можем судить о их свойствах по их скрытым действи­ям и по последствиям, которые они производят, как мы судим о действиях природы и тел сверхнебесных.

Итак, несомненно, что камни обладают некоторыми особенностями и скрытыми свойствами тел сверхне­бесных и что они участвуют в их составе; это не означа­ет напрямую того, что они составлены из той же самой субстанции, что и звезды, но всецело подтверждает то, что они обладают сублимированными свойствами че­тырех элементов, поскольку некоторые камни участву­ют в составлении звезд или тел сверхнебесных, как я уже касался этого в нескольких словах, говоря о этих телах. Выделив из нескольких тел четыре элемента, я эти элементы очистил и таким образом очищенные со­единил; и тогда я получил камень силой действия и природой столь удивительный, что четыре элемента, грубые и подчиненные нашей сфере, не имели никако­го действия на него.

Именно об этой операции Гермоген (Отец, как назы­вает его Аристотель; он был трижды величайшим в фи­лософии и знал все науки так же хорошо в их сущно­сти, как и в их применении), так вот, говорю я, именно об этом писал Гермоген: «Это было для меня наибольшим счастьем — видеть пятую сущность (квинтэссенцию), лишенную качеств подчиненных элементов».

Итак, представляется очевидным, что некоторые кам­ни имеют некоторое отношение к упомянутой квинт­эссенции, что удостоверено и выявлено опытами на­шего искусства.

Глава третья

О СТРОЕНИИ И СУЩНОСТИ МЕТАЛЛОВ

Металлы созданы природой каждый сообразно со строением Планеты, которая ему соответствует, и тво­рец должен действовать так же. Итак, существует семь металлов, которые участвуют каждый в своей планете, а именно: Золото, которое происходит от Солнца и но­сит его имя; Серебро — от Луны; Железо — от Марса; Живое Серебро — от Меркурия; Олово — от Юпитера; Свинец — от Сатурна; Медь и Бронза — от Венеры. Эти металлы принимают в других местах имена соответст­вующих планет.

О сущностной Материи МеталловПервоматерией всех металлов является Меркурий. В одних (металлах) он присутствует сгущенным легко, в других — сильно. Поэтому можно составить класси­фикацию металлов, основанную на степени действия планет, с которыми они сообщаются, на совершенстве их серы, на степени сгущения Меркурия и землистости, которой они обладают, все это будет обозначать место каждого металла по отношению к другим.

Итак, свинец является не чем иным, как землистым Меркурием, то есть в его состав входит земля, легко сгу­щенная и смешанная с тонкой и немного избыточной серой; и поскольку действие его планеты (Сатурна) сла­бо и отдаленно, он находится в подчинении по отноше­нию к олову, меди, железу, серебру и золоту.

Олово есть тонкое живое серебро, немного сгу­щенное, смешанное с грубой и нечистой серой; поэтому оно находится под властью меди, железа, сере­бра и золота.

Железо образовано грубым и землистым Меркурием и землистой и нечистой серой, но действие его плане­ты сгущает его сильно, поэтому над ним — медь, сереб­ро и золото. Медь образована мощной серой и доста­точно грубым Меркурием.

Серебро образовано белой серой, светлой, тонкой, не горючей, и прозрачным и светлым тонко сгущен­ным Меркурием; (оно образовано) под действием пла­неты Луны; поэтому оно ниже золота.

Золото, истинно наиболее совершенный из всех ме­таллов, составлено красной серой, светлой, тонкой, не горючей, и Меркурием тонким и светлым, сильноподверженным действию Солнца. Поэтому оно не мо­жет быть горючей серой, что возможно для всех дру­гих металлов.

Итак, очевидно, что можно делать золото из всех этих металлов и что из всех, исключая золото, можно делать серебро. Можно в этом убедиться на приме­ре золотых и серебряных рудников, где извлекают их из других металлов, смешанных с частицами золота и серебра. И нет никаких сомнений, что эти металлы будут сами собой превращаться в золото и серебро, если они будут оставлены в руднике на время, необ­ходимое для того, чтобы это действие природы могло проявиться.

Что касается того, можно ли получать искусствен­ное золото из других металлов, разрушая формы их субстанции, и каким способом в этом случае действу­ют, мы говорили в трактате «О бытии и сущности ве­щей чувственных» («De esse et essentia rerum sensibilium»). А здесь принимаем как истинно доказанное.

Глава четвертая

О ПРЕВРАЩЕНИИ МЕТАЛЛОВ

И ПРЕЖДЕ ВСЕГО О ТОМ,

КАК ЭТО СОВЕРШАЕТСЯ

ПОСРЕДСТВОМ ИСКУССТВА

Превращение металлов может осуществляться ис­кусственно изменением сущности одного металла в сущность другого, ибо это то, что по потенции мо­жет, очевидно, редуцироваться в действии, как гово­рит Аристотель или Авиценна: «Алхимики знают, что виды никогда не могут быть действительно пре­вращены, за исключением того случая, когда делают сведе’ние (редукцию) из первой материи». Золото, эта первая материя всех металлов, очень близко, по признанию всех, природе ртути. Поэтому такая ре­дукция будет большей частью творением природы и не более чем простым использованием средств искус­ства. Но что касается золота, это трудно, и в этой опе­рации совершают большое количество ошибок, и мно­гие рассеивают бесплодно свою молодость и тратят свои силы, обольщая королей и вельмож обещания­ми, каковых они не могут выполнить, не умея отли­чить книги ложные и наглые, ни опыты, фальшиво описанные невеждами; они не добиваются никакого иного результата, кроме полного нуля. Итак, уяснив, что короли после тщательных операций не смогли достичь совершенства, я поверил, что эта наука была ложной. Я перечитал книги Аристотеля или Авицен­ны, «О секрете секретов» («De secretis secretorum»)*, где нашел истину столь завуалированной загадками, что это демонстрировало лишь отсутствие всякого смысла; я прочел книги их оппонентов и нашел их подобными безумцам. Наконец я рассмотрел принципы ПРИРО­ДЫ, и увидел в них путь истины. Я наблюдал воочию, как ртуть проницает и пронизывает другие металлы, ибо если окрашивают медь живым серебром, смешан­ным с таким же количеством крови и глины7, эта медь будет пронизана внутренне и наружно и станет белой, но этот ее цвет не будет долговечным. Известно уже, что живое серебро смешивается с телами и проницает их*. Итак, я рассмотрел, что если этот меркурий был взят повторно, он не мог более высвобождаться, и что если я мог найти средство зафиксировать его молеку­лы в телах, получалось, что медь и другие тела, сме­шанные с ним, не были более горючими от этого, тогда как они горючи обыкновенно, не имея действия на меркурий. Ибо эта медь была теперь подобна Мерку­рию и обладала теми же качествами.

Итак, я возгонял одно количество меркурия, до­статочно большое для того, чтобы фиксировать его вну­треннее расположение до неизменяемости, то есть чтобы он не утончался огнем; затем, таким образом возогнан-ный, он растворялся мною в воде, с тем чтобы произвес­ти редукцию в первую материю; я обильно пропитывал этой водой известь серебра и мышьяка, возогнанного и фиксированного; далее я растворил все это в теплом лошадином навозе; я сгустил раствор и получил камень светлый как кристалл, имеющий свойство разделять, разрушать частицы тел, проникать их и быстро фикси­роваться там таким образом, что небольшое количество этой субстанции, брошенное на большое количество меди, превратило ее немедленно в серебро такой чистоты, что невозможно было найти лучше. Я хотел испытать, могу ли я с тем же успехом превратить в золото обычную красную серу; я вскипятил ее в крепкой воде на медлен­ном огне; когда эта вода сделалась красной, я ее перегнал в алембике и получил в результате на дне перегонного куба чистую красную серу, которую сгустил с белым вы­шеописанным камнем, с тем чтобы получить такой же красный. Я бросил часть его на некое количество меди и получил очень чистое золото.

Что касается скрытого процесса, который я ис­пользовал, я обозначаю его здесь только в общих чертах и не помещаю полностью, с тем, чтобы не на­чали творить посредством этого другие, пока хотя бы не узнают способов возгонки (sublimatio), пере­гонки (distillatio) и сгущения (coagulatio) и не разбе­рутся в форме сосудов и печей, а также в количестве и качестве огня.

Я оперировал таким же образом с помощью мышьяка и получил очень хорошее серебро, но не самое чистое; я получил такой же результат и с сублимированным аурипигментом8, но этот метод и назван трансмутаци­ей, превращением одного металла в другой.

Глава пятая

О ПРИРОДЕ И О ПРОИЗВЕДЕНИИ

НОВОГО СОЛНЦА И НОВОЙ ЛУНЫ

ПОСРЕДСТВОМ СЕРЫ,

ИЗВЛЕЧЕННОЙ ИЗ МИНЕРАЛЬНОГО КАМНЯ

Существует однако более совершенный способ трансмутации, который состоит в изменении ртути в золото или серебро посредством красной или белой cеры, светлой, простой, не горючей, как учит Арис­тотель в «Секрете секретов», излагая очень неопреде­ленно и неясно, так как это есть СЕКРЕТ МУДРЕЦОВ (Absconditum sapientibus); ведь он говорит Александ­ру: «Божественное Провидение советует тебе скрывать твое намерение и тайно исполнять план, который я те­бе представил, назвав некоторые вещества, из которых может извлекаться эта основа истинно мощная и бла­городная».

Эти книги пишутся не для толпы, но только для посвященных (propter profectos).

Если некто, переоценивая свои силы, начал дела­ние, я призываю его не продолжать, если только он не будет очень искусным, не преуспеет в знании естест­венных законов и не научится распознавать виды пе­регонки, растворения, сгущения и особенно различ­ные виды и степени огня.

Кроме того, человек, который хочет совершить дела­ние из скупости, не достигнет цели, но только тот, кто работает мудро и рассудительно.

Минеральный камень, каковой используют для производства этого эффекта, есть именно белая или светло-красная сера, которая не горит и которую по­лучают отделением, очищением и соединением четы­рех элементов.

Перечисление минеральных Творений

Итак, возьми, во имя Бога, один фунт этой серы; энергично разотри ее на мраморе и пропитай фунтом с половиной очень чистого оливкового масла, которое используется философами; сведи все это в тесто, ко­торое ты поместишь в глубокую сковороду (sartagine physica) и приготовишь таким образом растворять на огне. Когда ты увидишь, что поднимается красная пена, ты снимешь сковороду с огня и оставишь пену опус­каться, без перерыва помешивая железным шпателем, затем поместишь снова на огонь и будешь повторять эту операцию до тех пор, пока не получишь консистен­цию меда. Вновь положи затем полученное вещество на мрамор, где оно сгустится тотчас как плоть или как пе­ченая печень; ты его разрежешь затем на множество ку­сков размером и формой с ноготь, и с равным весомквинтэссенции масла из винного камня (накипи), ты вновь поместишь ее на огонь на два часа.

Закрой затем творение в стеклянной амфоре, хо­рошо замазанной замазкой мудрости*, которую ты оставишь на медленном огне на протяжении трех дней и трех ночей. Затем ты поместишь амфору с ле­карством в холодную воду также на три дня; после этого ты разрежешь новое вещество на куски разме­ром с ноготь и поместишь в перегонный куб из стек­ла выше алембика. Ты перегонишь таким образом бе­лую подобную молоку воду, которая есть истинно Молоко Девственницы; когда эта вода будет перегна­на, ты прибавишь огонь и перельешь в другую амфо­ру. Итак, возьми теперь воздух, который будет подо­бен воздуху более чистому и более совершенному, поскольку это есть тот, который содержит в себе огонь**. Прокали в печи ту черную землю, которая осталась на дне перегонного куба, до тех пор пока она не станет белой как снег; вновь помести ее в пере­гнанную семь раз воду с тем, чтобы она покрылась горящей медью, которая, угасши трижды, станет со­вершенно белой. Пусть будет сделано то же самое для воды, что и для воздуха; в третьей перегонке ты найдешь масло и всю тинктуру, подобную огню, на дне перегонного куба. Ты вновь начнешь тогда, вто­рой и третий раз, и соберешь масло; затем ты возь­мешь огонь, который есть на дне перегонного куба и который подобен черной и мягкой крови; ты ее сбе­режешь для ее перегонки и ее испытания с покрываю­щей медью, как ты это делал с водой; и вот теперь ты обладаешь тем, что является способом отделения че­тырех элементов. Но средство, с помощью которого их можно соединить (modum conjungendi), известно не всем.

Итак, возьми землю и разотри ее на столе из стек­ла или из мрамора очень чистого; пропитывай ее равным весом воды до тех пор, пока она не станет тестом; помести ее в алембик и перегони ее на огне; пропитывай снова то, что ты оставишь на дне пере­гонного куба, водой, которую ты получишь при пе­регонке, до тех пор, пока та не будет полностью впи­тана.

Затем пропитывай ее равным количеством возду­ха, используя его так же, как ты использовал воду, и ты получишь кристаллический камень, каковой, будучи брошенным малым количеством на большое количество ртути, превратит его в истинное серебро, и это есть свойство белой, не горючей серы, образо­ванной тремя элементами: землей, водой и возду­хом*. Если теперь ты возьмешь одну семнадцатую часть огня, которую смешаешь с этими тремя элемен­тами, их перегоняя и их пропитывая как сказано, полу­чишь красный камень, светлый, простой, не горючий, который, будучи брошен малой частью на большое ко­личество меркурия, превратит его в золото очень чис­той пробы.

Это есть метод совершенствования минерального камня.

Глава шестая

О КАМНЕ ЕСТЕСТВЕННОМ, ЖИВОТНОМ И РАСТИТЕЛЬНОМ

Существует другой камень, каковой, согласно Ари­стотелю, есть камень и не камень. Он есть одновре­менно минеральный, растительный и животный; он находится во всех местах, во всех людях и есть именно тот, который ты должен гноить в навозе и поместить затем этот перегной в перегонный куб на алембик; ты извлечешь из него элементы вышесказанным спосо­бом, ты произведешь их соединение и получишь ка­мень, который будет иметь свойство и силу действия не меньшую. И не надо удивляться тому, что я сказал о гноении в теплом лошадином навозе, как это должен делать артист, ибо, если будет туда помещен пшенич­ный хлеб, через девять дней он превратится в истин­ную плоть, смешанную с кровью. Я верю, это проис­ходит потому, что Бог хотел видеть пшеничный хлеб предпочтительным перед всякой другой материей, поскольку он есть более особенное питание тел, чем все другие субстанции, и что благодаря ему можно легко извлекать четыре элемента и делать превосход­ное творение. Из всего того, что мы сказали, вытекает, что все со­ставные тела могут быть редуцированы в минерал, и не только природой, но и искусством. Благословен будь Бог, который дал людям такую власть, потому что под­ражающий природе может превращать естественные виды, то есть делать то, что природа исполняет медлен­но, в течение бесконечного времени. Это есть методы превращения металлов, которые находят в книгах Ро­зе, Архелая, в седьмой книге «Правил» и во многих других трактатах по алхимии.

Глава седьмая

О СПОСОБЕ ОПЕРИРОВАНИЯ ДУХОМ

Существует способ оперирования духом, и, кстати говоря, существуют четыре вида духа10, названные так, поскольку они восходят к огню и участвуют в приро­де четырех элементов, а именно: Сера, которая облада­ет природой Огня, Соль аммония, Меркурий, который обладает свойствами Воды и который называется еще беглым слугой (servus fugitivus), и Аурипигмент, или Мышьяк, который обладает духом Земли. Некото­рые оперировали посредством одного из этих духов, возгоняя его и превращая в воду; затем, если его броса­ли на медь, происходила трансмутация. Кто-то пользо­вался двумя из этих духов; кто-то — тремя и кто-то, на­конец, — всеми четырьмя. И вот этот метод: после возгонки каждого их этих духов в отдельности боль­шое число раз до того, как они будут зафиксированы, а затем перегонки раствора в крепкой воде и энергич­ной пропитки раствора, объединяют их все; перего­няют их и сгущают снова все вместе и получают бе­лый как кристалл камень, который, будучи брошен малым количеством на какой-нибудь металл, изме­няет его в истинную Луну. Обычно говорят, что этот камень составлен из четырех элементов очень высо­кой степени очистки. Другие верят, что он составлен из духа, единого с телами; но я не верю, что этот ме­тод будет истинным, и верю, что он никому не извес­тен, чего и Авиценна коснулся в нескольких словах в своем «Послании».

Я испытаю его, когда буду иметь необходимые ме­сто и время.

Глава восьмая

О ПРИГОТОВЛЕНИИ ФЕРМЕНТОВ САТУРНА И ДРУГИХ МЕТАЛЛОВ

Итак, возьми две части Сатурна (свинец), если ты хочешь исполнить Творение Солнца, или добрых две части Юпитера (олово) для Творения Луны. Добавь третью часть ртути, с тем чтобы образовать амальга­му, которая будет вроде очень хрупкого камня, кото­рый ты тщательно раздробишь на мраморе, пропитав очень крепким уксусом и водой с растворенной в ней наилучшим образом приготовленной обычной солью, пропитывая ее и высушивая раз за разом до тех пор, пока субстанция не впитает максимально воду; тогда пропитай этот слиток водой квасцов с тем, что­бы получить мягкое тесто, которое ты растворишь в воде. Ты перегонишь затем этот раствор три или че­тыре раза, сгустишь его и получишь камень, который превратит Юпитер в Луну.

Глава девятая

О ПРОЦЕССЕ РЕДУКЦИИ ЮПИТЕРА,

ИЛИ, ДРУГИМИ СЛОВАМИ,

О ТВОРЕНИИ СОЛНЦА

Для Творения Солнца возьми хорошо очищенную витриоль, красную и хорошо прокаленную, и раство­ри ее в детской урине. Ты перегони ее всю и возоб­новляй это столько раз, сколько будет необходимо для того, чтобы получить очень красную воду. Тогда ты смешаешь эту воду с вышеописанной водой перед сгущением; ты поместишь оба эти тела в печь на не­сколько дней, чтобы они лучше перемешались, и ты их перегонишь и сгустишь вместе. Ты получишь тог­да красный, подобный гиацинту камень, одна часть которого, будучи брошенной на семь частей Мерку­рия или хорошо очищенного Сатурна, превратит его в золото высшей пробы.

Находят в других книгах множество других опера­ций неясных и бесконечных числом, которые не могут не ввести людей в заблуждение и о каковых говорить излишне. А я излагаю столь научно совсем не из скупо­сти, но чтобы утвердить удивительные действия приро­ды и искать их причины, не только общие, но специаль­ные и непосредственные, не только привходящие (акцидентальные), но и сущностные; я это исследовал подробно, так же как и отделение элементов тел.

Этот труд есть истинно верный и совершенный, но он требует столько работы, а я так страдаю от не­совершенства моего тела, что даже не буду и пытать­ся без настоятельной необходимости. Того, что я ска­зал здесь о минералах, более чем достаточно.

 

 

[1] Гермес Трисмегист

 

ОБ ИСКУССТВЕ АЛХИМИИ Святой Фома Аквинский, ученик славного Альберта Великого

Автор: admin  /  Категория: Трактаты
(перевод В. Рохмистров, 2002 )

Из издания «Свинцовые Врата Алхимии» СПб Амфора, 2002 г.

Посвящается Брату Рейнольду

Глава I

Уступая твоим усердным просьбам, дражайший брат мой, я вознамерился написать этот краткий трактат, содержащий в восьми главах достоверные, простые и действенные правила для нашей работы, а также секрет истинных тинктур (цветов). Но преж­де я обращаюсь к тебе с тремя советами.

Первый: не уделяй много внимания словам современных и древних философов, трактующих эту науку, так как сложность алхимии заключается не только в понимании, но и в экспериментальной демонстрации; и философы, стремящиеся поймать истину научную лишь через рассуждения, почти всегда говорят мета­форически.

Второй: никогда не придавай большого значения ни многочисленности вещей, ни смеси форм разнород­ных субстанций, так как природа производит только подобное; и хотя лошадь и осел произведут мула, это не может быть менее совершенным порождением, чем что-либо кем-то случайно произведенное непременно из нескольких субстанций (вещей).

Третий: не будь нескромным, но следи за своими словами и, как благоразумный сын, не мечи бисер перед свиньями.

Всегда держи в уме ту цель, ради которой предпри­нял свой труд. Будь уверен, если ты постоянно будешь иметь перед своими глазами эти правила, что были да­ны мне Альбертом Великим, тебе никогда не придется попрошайничать у королей и вельмож, напротив, ко­роли и вельможи будут воздавать тебе честь. Ты бу­дешь почитаем более всех королей и прелатов, служа­щих этому искусству, так как не только поможешь им в их нуждах, но еще и поможешь в нуждах всем нищим, и то, что ты дашь, останется в веках точно так же, как мо­литва. Сохрани же эти правила в глубине твоего серд­ца под тройной несокрушимой печатью, ибо тогда как в моей другой книге, предназначенной для всех, я гово­рил как философ, здесь, доверяя твоей сдержанности, я раскрыл секреты более сокровенные.

Глава II

ОБ ОПЕРАЦИИ

Как учил Авиценна в своем «Послании к королю Асса», мы стремимся к достижению истинной суб­станции посредством нескольких глубинных закреп­лений субстанции, помещенной в огонь, постоянно поддерживаемый и подпитываемый, а также проника­ющий и входящий и окрашивающий меркурий (ртуть) и другие тела; это тинктура (краска) совершенно ис­тинная, имеющая надлежащий вес и превосходящая своим совершенством все сокровища мира.

Для изготовления этой субстанции, как говорит Авиценна, надо иметь терпение, время и необходи­мые инструменты.

Терпение, поскольку, согласно Геберу, поспешность есть дело дьявола; поэтому тот, кто не имеет терпения, должен отложить всю работу.

Время, поскольку во всяком естественном дейст­вии, происходящем в нашем искусстве, способ и сро­ки определены неукоснительно. Необходимые же инструменты не столь многочис­ленны, как увидим в дальнейшем, потому что наш труд заключается в одной вещи, одном сосуде, одном пути и одной работе (in una reuno vaseuna via et una operatione), как учил Гермес.

Лекарство обычно получают слиянием несколь­ких элементов; но материя должна быть одной при­роды, за исключением фермента белого или красного цвета.

Весь Труд совершенно естествен; достаточно лишь наблюдать различные цвета, которые будут прояв­ляться с течением времени.

В первый день надо встать очень рано утром и по­смотреть, не цветет ли виноград и не преобразуется ли он в голову ворона; далее он окрашивается в раз­личные цвета, из которых нужно отметить интенсив­но белый, потому что это и есть именно то, чего мы ждем и что открывает нашего короля, то есть элик­сир или простую пудру, имеющую столько же имен, сколько вещей в мире.

Но, говоря кратко, наша материя или магнезия есть живое серебро, приготовленное с уриной двенадца­тилетнего ребенка*, только-только испускающейся, а не хранившейся для великого труда. Это обычно называют Испанской Землей или Сурьмой; nota bene, я не называю ее обычным Меркурием, которым пользуются некоторые софисты и который приносит посредственный результат, несмотря на возможные великие издержки; и если тебе приятно работать с ним, ты, несомненно, достигнешь истины, но только после бесконечных варок и вывариваний. Следуй луч­ше за благословенным Альбертом Великим и работай, господин мой, с минеральным живым серебром, так как в нем одном секрет Труда. Далее ты делаешь со­единение двух тинктур, белой и красной, происходя­щих из двух совершенных металлов, которые только и дают совершенную тинктуру; меркурий передает эту тинктуру лишь после того, как он установлен; поэто­му лишь смешанные без остатка они проникают друг в друга наиболее глубоко.

Глава III

О СОСТАВЛЕНИИ МЕРКУРИЯ И О ЕГО ОТДЕЛЕНИИ

Несмотря на то, что наш труд завершается посред­ством одного нашего меркурия, необходим тем не ме­нее фермент красного или белого цвета; тогда он лег­ко смешивается с Солнцем и Луной, так как оба эти тела активно участвуют в его природе, а также явля­ются более совершенными, чем другие. Смысл в том, что эти тела более совершенны, потому что содержат больше меркурия. Таким образом, содержащие его более чем другие Луна и Солнце соединяются с крас­ным и с белым и фиксируются в огне, потому что это есть один меркурий, являющийся совершенным Тру­дом; в нем мы находим все то, чего нам недостает для нашего труда, благодаря чему мы не имеем необходи­мости добавлять что-либо еще.

Солнце и Луна не являются инородными ему, по­тому что они сведены с самого начала Труда в их пер­вую материю, то есть меркурий; они берут от него свой исток. Некоторые стремятся завершить Труд по средством одного меркурия или простой магнезии, промывая их в очень крепком уксусе, прожаривая их в масле, сублимируя (возгоняя), обжигая, кальцини­руя (прокаливая), дистиллируя (перегоняя), извле­кая их квинтэссенцию, подвергая их пытке расчлене­нием и бесконечному числу других казней, веруя, что эти действия приведут их к богатству, и, наконец, до­стигают убогих результатов

Но поверь мне, сын мой, вся наша тайна состоит лишь в порядке распределения огня и в умелом на­правлении Труда.

Мы сами мало что делаем с вещью, это свойство хо­рошо управляемого огня производит наш труд, без это­го мы не имели бы ни великой работы, ни великих за­трат; так как я полагаю, что если наш камень был взят в его первоначальном состоянии, то есть первой Водой, или Молоком Девственницы, или хорошо растворен­ным Хвостом дракона, то он кальцинируется, субли­мируется, дистиллируется, редуцируется, моется, сам коагулируется и благодаря свойству огня хорошо компо­нуется в едином сосуде без какого бы то ни было другого руководящего действия. Узнай же, сын мой, что фило­софы метафорически говорили о руководстве действи­ями, и ты будешь уверен в очищении нашего меркурия; я обучу тебя простому приготовлению. Возьми же мине­рального меркурия, или Земли Испанской, или Сурь­мы, или Земли черной (все это одна и та же вещь), которая не была еще использована в каком-либо другом опыте. Возьми ее двадцать пять фунтов или немногим более и пропусти через льняную очень плотную ткань, и это есть истинная стирка (lotio vera). Хорошо посмо­три после этого действия, не осталось ли в ткани какого мусора или шлака, так как тогда меркурий не может быть использован в нашем труде. Если ничего не пoявилось, ты можешь считать его совершенным. Nota bene, нет нужды ничего добавлять к этому меркурию, и труд, таким образом, может быть завершен.

Глава IV

О СПОСОБЕ ИЗГОТОВЛЕНИЯ АМАЛЬГАМЫ

Поскольку наш труд исполняется с помощью одного меркурия, без добавления какой-либо другой инород­ной материи, я опишу способ изготовления амальгамы (смеси) кратко. Так как это очень плохо понято многи­ми философами, которые верят, что труд может быть совершен с помощью одного меркурия, не соединен­ного с его сестрой или его подругой (compar ejus). Я же говорю тебе с уверенностью, что ты должен работать с Меркурием, объединенным с его подругой, без добав­ления какой-либо инородной материи к меркурию, и знай, что Золото и Серебро не инородны меркурию, но, напротив, участвуют более в его природе, чем все другие тела. Поэтому, сведенных к их первоначальной природе, их называют сестрами или подругами мерку­рия, так как из их смешения и их фиксации получается Молоко Девственницы. Если ты ясно понял это и если ты не будешь добавлять ничего инородного к мерку­рию, ты добьешься исполнения своих желаний.

Глава V

О СМЕШЕНИИ СОЛНЦА И МЕРКУРИЯ

Возьми хорошо очищенное обычное солнце, то есть нагретое на огне, что дает красный фермент (за­кваску); возьми две унции солнца и раздели его щипцами на маленькие кусочки; добавь четырнадцать ун­ций меркурия, которые ты выставишь на огонь в глу­бокой черепице, затем раствори золото, постоянно по­мешивая его деревянной палочкой. Когда оно будет хорошо растворено и размешано, помести все это в чи­стую воду в стеклянную или каменную миску, промы­вай его и прочищай до тех пор, пока чернота не прой­дет от воды, затем, после того как ты поставишь это на хранение, дождись крика горлицы (vox turturis) в на­шей земле. И когда амальгама будет хорошо очищена, помести ее на кусок кожи, придав ему форму пере­вернутого сака, затем будешь сильно прессовать, чтобы пропустить амальгаму сквозь кожу. Когда две унции бу­дут спрессованы, четырнадцать оставшихся в коже также пригодны к использованию в нашей операции. Возьми две унции, не более и не менее. Если имеетсяболее, убавь; если же менее — добавь. И эти две унции также выжми, и которые названы Молоком Девствен­ницы, ты их сохрани для второй операции.

Перелей теперь материю в стеклянный сосуд и по­мести этот сосуд в печь, описанную выше. Затем, засветив внизу лампу, прокаливай жаром день и ночь, ни на мгновение не прекращая. Пусть пламя будет со­вершенно закрыто и будет полностью охватывать ата-нор, хорошо укрепленный на печи и хорошо замазан­ный замазкой мудрости.

Если после месяца или двух ты увидишь основ­ные цвета опыта, то есть черный, белый, лимонный и красный, тогда, без какого-либо другого действия, по­средством одного лишь направления огня, то, что бы­ло явно, скроется, и то, что было скрыто, проявится. Потому что наша материя превосходит саму себя в совершенном эликсире, превращаясь в очень мелкую пудру, называемую мертвой землей, или мертвым человеком в гробнице, или сухой магнезией; этот дух скрыт в гробнице, и душа почти отделена от него. Когда от начала труда пройдет двадцать шесть не­дель, тогда то, что было грубым, станет тонким, и что было шершавым, станет мягким, и что было сладким, станет горьким, и благодаря тайной способности огня превращение элементов будет завершено. Когда твои порошки будут совершенно сухими и ты завершишь эти опыты, попробуй трансмутировать меркурий; да­лее я научу тебя двум другим операциям, потому что одна часть нашего труда может превратить только семь частей хорошо очищенного меркурия.

Глава VI

ОТ АМАЛЬГАМЫ К БЕЛОМУ

Для добывания белого фермента или фермента Луны используют тот же метод. Смешивают белый фермент с семью частями хорошо очищенного мер­курия так же, как и красный. Так как в творении бе­лого не участвует какая-либо другая материя, кро­ме белой, а в творении красного какая-либо другая материя, кроме красной, то и наша вода становится то красной, то белой, соответственно добавленному ферменту и времени, затраченному на труд; можно окрасить меркурий в белый цвет так же, как это дела­лось для красного.

Кроме того, заметим, что серебро в фольге здесь пред­почтительнее, чем серебро в слитках (argentum massale), так как в этом случае оно легче соединяется с Мерку­рием и должно амальгамировать с холодным Меркури­ем, а не с горячим. Здесь многие ошибаются, растворяя амальгаму в крепкой воде для очищения, тогда как если они проверят, что такое по природе и по составу есть крепкая вода, они узнают, что она не может ее разру­шить. Другие, желая работать с золотом или серебром согласно правилам, изложенным в этой книге, ошиба­ются, говоря, что солнце не имеет влажности, и раство­ряют его в коррозивной (едкой) воде, затем оставляют его настаиваться в плотно закрытом стеклянном сосуде в течение нескольких месяцев; но лучше если, наоборот, квинтэссенция будет выделена нагреванием на слабом огне в сосуде с циркуляцией, названном по этой причи­не пеликаном.

Минеральное Солнце, так же как и Луна, настолько смешано с грязью, что его очищение необходимо и не есть ни занятие женщин, ни игра детей; напротив, диссолюция (растворение), кальцинация (прокаливание) и другие операции, необходимые для завершения ве­ликого Труда, суть работа человека неколебимого.

Глава VII

О ВТОРОЙ И ТРЕТЬЕЙ ОПЕРАЦИЯХ

Теперь первая часть завершена, приступим к ис­полнению второй.

Надо добавить семь частей меркурия к добытому в нашем первом труде телу, названному Хвост драко­на или Молоко Девственницы.

Пропусти все через кожу и вновь возьми семь час­тей; помой и положи все в железный сосуд, затем в печь, как делал это в первый раз, и времени тебе по­надобится столько же или около того, до тех пор, пока пудра не будет вновь сформирована. Ты соберешь ее и найдешь ее намного более мелкой и чистой, чем в пер­вый раз, потому что она более проварена. Одна часть пудры окрасит семь раз по семь частей Эликсира. При­ступай тогда к третьей операции так же, как ты это де­лал в первый и во второй разы; добавь к весу пудры, добытой во второй операции, семь частей очищенного Меркурия и помести это в кожу таким образом, чтобы осталось семь частей от всего, как выше. Возьми кожу совсем новую, сведи пудру в очень мелкую, каковая, будучи брошенной на меркурий, окрасит семь раз по сорок девять частей. Смысл в том, что чем больше наше лекарство прокалено, тем более оно становится мел­ким; чем более оно становится мелким, тем более оно проникающе; чем более оно проникающе, тем более оно трансмутирует материю. Под конец, nota bene, если нет меркурия минерального, то можно работать с Меркури­ем обыкновенным; хотя этот последний и не имеет той же ценности, он тоже дает хороший результат.

Глава VIII

О СПОСОБЕ РАБОТЫ С МАТЕРИЕЙ

ИЛИ С МЕРКУРИЕМ

Обратимся теперь к тинктуре меркурия. Возьми ча­шечку золотых дел мастера, обмажь ее немного внутри жиром и помести туда наше лекарство в требуемой пропорции, поставь все на медленный огонь, и, когда меркурий начнет дымиться, брось лекарство, закатан­ное в чистый воск или в бумагу (papyrus), и возьми большой кусок горящего угля, приготовленного спе­циально для этой операции, и помести его у основания тигля; затем дай огню разгореться, и, когда все будет расплавлено, ты бросишь это в таз, предварительно об­мазанный жиром, и ты будешь иметь золото или сере­бро столь же чистое, как и добавленный фермент. Если ты хочешь умножить лекарство, сделай это с лошади­ным навозом по способу, о котором я тебе уже говорил устно, как ты знаешь, и о котором я не хочу писать, по­тому что грех открывать такой секрет людям в наш век, когда ищут знания скорее ради суеты, чем в целях блага и во имя Бога, чьи слава и честь пребудут во ве­ки веков. AmenNota bene, я представил этот труд в полном соответствии с учением Благословенного Аль­берта Великого, труд, который я описал в обыденном стиле, как способ Испанской Земли или Сурьмы. Но я советую тебе предпринять лишь малый Магистерий, в котором нет ни одной ошибки и который осуществля­ется с малыми издержками, небольшой работой и за малое время; тогда ты добьешься желаемого. Но, мой дражайший брат, не предпринимай Большой Магистерий, потому что для твоего спасения и Проповеди Хри­ста ты должен ожидать скорее богатств вечных, чем благ земных и преходящих.

Здесь заканчивается Трактат Святого Фомы об ал­химическом умножении, посвященный его брату и дру­гу Брату Рейнальду, предназначенный для «Тайной Сокровищницы».

АНАТОМИЯ РАСТИТЕЛЬНОСТИ

Автор: admin  /  Категория: Сила трав

Кирхвегер «Золотая Цепь Гомера»

Это царство в той же мере имеет сепарацию и коагуляцию, подобную животному, только оно различается в количественном отно­шении своих принципов, подвергаемых деструкции. Так животное царство содержит в себе зловонную летучую Соль урины, в отличие от растительного, имеет вонючий, едкий Дух, хотя многим пьяницам он при­ятнее, чем мускус и амбра. Это царство также как животное, различается в своих субъектах, ибо отчасти оно имеет: сочные травы, листья, стебель, плод, сок, камедь, смолу, масло, семя, древесину и корень. Но отчасти также прочные сухие части, как ствол, корень, кору и семя. Поэтому мы должны также четко представить любителю это небольшое различие.

Итак, возьми все, что сочное и зеленое, разруби, растолки, раздави, как можешь, и если не достаточно сока собственной природы, налей столько сгнившей дождевой воды или вина, или соленой воды, чтобы это стало, как жидкая каша. Или если ты хочешь, тогда выдави отсюда сок и дай ему перебродить, как вину, или как крестьяне делают из груш и яблок молодое вино. Потом, каждое мягкое растение необходимо более размягчить, как и твердое сделать мелким и дать сему достаточное количество влаги. Или оставить так всю собранную траву, положить в деревянный сосуд и поста­вить в прохладное место. Затем оставить это так томиться приблизитель­но на 14 дней и ночей или 3 недели, пока оно не будет издавать кислый или гнилой запах. Потом положи это в сосуд и спокойно дистиллируй тонкое летучее с его утонченной флегмой. Так ты сначала получишь грубую воду, затем Уксус, потом плотное Масло, а на дне остается выжженная в уголь масса.

Теперь растение разделено. Но ты должен отметить, что: так как рас­тения не подобны друг другу, то они также имеют неравные в количе­стве части. Так одно имеет больше летучести, другое больше Уксуса или Масла, затем они специфицируют, коагулируют и связывают достаточно Универсального Семени. По этим принципам они также представляют свое достоинство и силы, и так оцениваются и поддерживаются.

Так благоухающая трава, т.е. содержащая много летучего, имеет силу не только укреплять и делать здоровым естественный Дух, витальный или животный, но также ментальный. Та, которая не обладает хорошим запа­хом, усиливает животный, витальный и естественный дух, хотя внешне она не всегда обладает благоухающим запахом, но немало его содержит внутри, и такая быстро подкрепляет и лечит дистиллированным Археем поврежденные члены. Трава, содержащая или специфицированная уксу­сом, почт уплотнения оболочки или какие встречаем в: мускулах, жилах, костях, хрящевых уплотнениях, сгустках и слизи.

И так также масло, чем плотнее эссенциальные части, тем плотнее и коагулированнее становятся части тела, или деструктируются, после того как они добавляются. Так каждый медик знает, что сильно летучая вещь никогда не сможет прийти как питание к фиксированным костям. Ибо, когда летучее вещество поступает в тело, то действует во всех чле­нах и действует непосредственно через жар, и, наконец, удаляется через поры кожи в виде испарины или пота. Где напротив, уксус не попадает, но выходит либо уриной, либо через экскременты. Так видим, если поде­ржать перед носом меланхолическую, благоухающую вещь, то в этот же момент пациент почувствует облегчение и подкрепление своему опеча­ленному сердцу.

Правда, такой быстро проходящий запах не дает ему устойчивости, особенно если он совершил душевный проступок, или несет непосильное бремя своей вины, или болезнь его от злой жены. И все же мы видим, что он различает, что это средство является для души прекрасным и освежающим запахом и духом. Напротив, когда дать ему перед носом ощутить зловон­ный запах, как он тут же еще больше огорчится, опечалится, почувствует себя хуже и разозлится. Опять же теплый зверь или трава также согревают меланхолика, но наркотический дух охладит холерика. Но это происхо­дит посредством второстепенного добавления. Практик уже и без этого знает распределение специфицированных качеств.

Если сепарировать растительность, то таким образом и способом, как было сказано выше о дождевой воде и животных, и так осуществится конъюнкция. И так также можно все объяснить и обо всех упомянутых, ранее представленных различных путях и способах или процессах, как было сказано о дождевой воде и животных. Чтобы не сетовать на излишние подробности, мы не будем здесь это повторять.

Тут я должен передать любителю некое искусство. Так многие химики стараются получить летучую Соль растительности, и все же это им не удается, хотя сие представляет собой простую вещь. Когда ты поставишь траву томиться и гнить, то она должна стоять до тех пор, пока там не произрастут личинки и черви. Как скоро это произошло, и ты достиг этого, тогда дистиллируй из высокой колбы в В.М. Тогда животный уриновыи Дух возгонится, и в колпаке останется летучая Соль. Это результат и очевид­ная основа того, что растительное стало животным, как такое животное царство имеет больше летучей Соли. Когда читатель отметит это правильно, то в рассуждении придет ко многим вещам, которые обдумывая, долго искал.

Что касается твердой растительности, как тут имеем деревянистые травы или корни, деревья, то с этим поступаем и делаем так, как делали с прочными костными частями животных. Разделываем их настолько мелко, насколько возможно, и наливаем сюда гнилой дождевой воды или вина, или соленой воды, или селитровой воды. Так это оставляем томить­ся или вывариваем до мягкого состояния, а затем оставляем перегнить. Далее разрезанные на мелкие кусочки части вывариваем насухо в реторте, как учил о животном, и так их сепарируем, и подобно, как там, имеем конъюнкцию. Но чтобы в этом пункте снова не причинить огорчения для любителя, говоря о древесине (если не сгнила, то дистиллируется сухой), которая не содержит летучести, как животное. Соответственно этому, я хочу ознакомить вплоть до деталей и показать, что гомогенно каждой отдельной вещи мира.

Итак, надо брать только гнилую дождевую воду или талую воду, и так мастер имеет летучее для всех вещей, какие только имеются. Или также, если у него нет уксуса или алъкали, то он берет селитру или ее Дух, алькали есть соль, и затем дистиллирует всю летучесть и флегму дождевой воды, возгоняя через реторту остаток. Так он получает Уксус, и после ревербера­ции в осадке находится алькали и, таким образом, всяк получает все, что хотел, и в этом у него нет недостатка.

Любитель должен это отметить, чтобы специфицировать универсаль­ный субъект во все индивидуумы. И так установлено, что если бы я не имел бы летучести, но Уксус, Масло. и алъкали, то я сему добавил бы летучести универ­сальной или дождевой воды. Она специфицируется с другими принципами и принимает качество и спецификацию того же уксуса, к которому она добавлялась. Ибо сказано: от победителя получаем наименование и, когда имеем уксус, масло и алькали в большем количестве, тогда они в целом могут легко преодолеть меньшую летучесть и трансмутировать в свою природу; отсюда также имеем с Уксусом и алъкали. И так, если бы один субъект в природной вещи, не имеющий ни Уксуса, ни алъкали, но был бы чисто летучим, то где бы я должен был взять Уксус или алъкали, чтобы связать эту летучесть и концентрировать в камень? Осмотрясь в Природе, что есть гомоген­ного и если я не найду в ее царстве специфицированного, которого было бы достаточно, я прибегаю к универсальному, как дождевой и талой воде, Селитре и Соли. Тут я уже имею гомогенность, как мне и нужно.

Когда я обладаю одной специфицированной частью, то равно также универсальное через присоединение принимает специфическое и действу­ет по его качеству и предопределению. Так каждый видит, что универсаль­ные субъекты, как: роса, дождь и снег, едва проявившись, снова падают вниз и тут же принимают спецификацию, присоединяясь к животным, расти­тельности и минеральным созданиям, становясь таковыми. Вывари толь­ко животное,растительное шшминералы с селитрой и солью как жидкое или сухое, как они тут же отделяются от своих же качеств. Но все же мы направляем и идем к тем же универсалиям не так долго, ибо Бог наделил достаточно принципиальному субъекту, чтобы все в целом вмещало в себе подобные же субъекты, и каждый по его царствию, по той же сентенции Философов, уподоблялись бы индивидуально. Отсюда, все существа и по своим принципам летучести, уксуса и алькали, взяли себе их как в звери­ном или животном виде — у человека, мужчина и женщина, со всеми их частями, испражнениями, мясом и костями. Так в растительном царстве вино, и зерна как пшеница, в минеральном — простая Соль и Селитра, способные осушать здесь все горячие и холодные субъекты, и наполнять неполные места или принципы-, летучесть, уксус и алъкали.

Но здесь могло бы случиться еще одно последнее, маленькое недораз­умение в сепарации животного и растительного царств, и некто может сказать: он де отметил большинство принципов и все-таки ошибается в одном или другом. Ибо при дистилляции животного и растительного, в смысле летучести, в В.М. или сосуде вместе с летучим Духом также воз­гоняется нежное Масло, что упущено и ничего не сказано об этом. Ответ: выше я говорил, что чем больше растворяется и утончается вещь, тем больше и летучее она будет. Что имеет каждый едкий Дух, как не чрезвычай­но распространившееся Масло, или чрезвычайно летучую, растворен­ную Селитру, или семя горючей Селитры? Да, я достаточно указывал, что летучее и фиксированное, уксус и алъкали оба, в смысле летучей эссенции, совершенно не различаются, но только по случаю. После того, как одно стало летучим или фиксированным, затем они имели предел разделения или пределы разделения, или иначе они тут же прибывают материально, в целом и универсально.

Из-за таких вещей никто не будет в досаде, если практика не одолеет недомыслие и не отбросит его обратно к его фиксированной части, чтобы посредством их ректифицировать и коагулировать. Равно также многие огорчаются, не руководствуясь основой, чтобы, размыслив сказать: Эй! Я знаю гетерогенность, или отдельную часть той природы, которая к ней не относится. Таким образом, они отбрасывают то, что лучше, и получают чепуху, а ректифицированную лучшую часть выбрасывают прочь.

Но я скажу вам, что все, что скомпоновала Природа, есть яд или Тпепас, и что все является хорошим. Истинный химик не сделает Териак ядом, но из яда можно сделать всегда Териак, если он доведет до его лучшего качества, ибо, то, что Природа оставила незрелым, ядовитым и сырым, то мастер должен завершить. Так известно, что минеральные, раститель­ные и животные яды в основе летучие, сырые и незрелые, но если их сделать фиксированными, тогда они не будут ядом, но противоядием и Архипрактикой*. Поэтому то, что Природа начала и не усовершенствовала, то усовершенствует человек, чтобы так рассмотреть и увидеть миллионы разных, удивительных творений Бога. Так человек поражается этим тво­рениям и, собственно, ощущает себя таким ничтожным, ввиду положения своего Отца, Бога богов, но вместе с тем испытывает благодарность за то, что Он ознакомил его со своими чудесами, дав возможность увидеть, понять и ощутить. И так, эта часть завершена. Далее мы переходим ^мине­ральному царству как весьма желанному для нас субъекту.

Купоросная соль или Семя Металлов

Автор: admin  /  Категория: Трактаты

УДИВИТЕЛЬНАЯ МЕТАЛЛИЧЕСКАЯ СОЛЬ КУНКЕЛЯ ИЛИ СЕМЯ МЕТАЛЛОВ

Иоанн Кункель, преславный химический муж, речет, что в купоросном масле содержится не токмо истинная металлическая соль, но и в остальных частях купоросу, который более в хрустали не садится и на воздухе расплывается. Опыты ведутся с медообразным жидким купоросом, который остался по очищении железного купороса. Поставить фунт сей жижи в сильное песчаное тепло, и высушить таким вот образом. Полученную железно-купоросную лепешечку будет сверху серо-темноватая, со дна ж белая и рыхлая, подобно квасцам жженым. Истолочь и всыпать в стеклянную реторту, приладить приемник и дать постепенный огонь, чтобы вытянуть сначала водяную жидкость, а потом пойдет купоросный туман. Тогда огонь усилить жестоко, дабы раскалилось вещество. Калить пока не отойдет туман. Остаток сиречь главу мертвую поставить в чаше фарфоровой в погреб для роспуску. Потом развести ключевою водою, дабы осела красноватая земля, и оный соляной щелок выпаривать. Отыщется зеленоватая купоросная амальгама и напоследок бело-желтая купоросная металлическая соль. В оной соли следует изыскивать Универсальное Семя Металлов.

Моноатомные элементы и их свойства

Автор: admin  /  Категория: ОРМУС

УНИКАЛЬНЫЕ СВОЙСТВА МОНОАТОМНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ

Ученые, изучающие квантовую механику, недавно подтвердили, что материя может одновременно находится в двух разных местах. Установлено, что, сквозь квантовый лабиринт, частицы, находящиеся друг от друга на расстоянии в миллионы световых лет, могут взаимодействовать без физического контакта. Пространством-временем теперь можно управлять, телепортация становится реальностью, антигравитационный материал для авиации уже предсказан, и наука фактически сделала более понятным мир множества измерений вокруг нас.
Поражает тот факт, что таинственный белый порошок золота и группы платиновых металлов с высоким спином – совсем не новое открытие. Древние жители Месопотамии называли его шем-ан-на, египтяне его описывали как mfkzt (в иероглифах гласные не использовались), тогда, как во времена Александра Великого, его боготворили как райский дар; уже позднее химики, такие, как Николас Фламель, называли его Философским Камнем.
На всех этапах мировой истории священный «порошок грядущего” наделяли сверхъестественными способностями к левитации, трансмутации и телепортации. Говорили, что он излучает ослепительный свет и смертоносные лучи, хотя в то же время он считался ключом к активному физическому долголетию. В нынешнем мире Институт перспективных исследований (Остин, Техас, США) назвал эту субстанцию «экзотической материей”, а его сверхпроводимость (его изначальное свойство) было провозглашено учеными Иллинойского университета «самым замечательным физическим свойством во Вселенной”.
Из документальных свидетельств древних времен становится ясно, что такие качества, как сверхпроводимость и антигравитация, были известны, пусть даже и не до конца поняты, в далеком от нас мире жреческих левитаций, разговоров с богами и феноменальной силы «электрикуса». В греческой мифологии поиски секрета этой субстанции лежали в основе легенды о Золотом Руне, в то время как в библейских текстах она отразилась в мистической истории Ковчега Завета, – золотого сундука, вывезенного Моисеем из Синая, который позднее стоял в Иерусалимском храме.
Самое раннее упоминание о порошке mfkzt, возможно, самое впечатляющее. Оно появляется в египетских Текстах Пирамид – священных письменах, украшающих погребальную пирамиду царя из пятой династии Унаса в Саккара. Там описывается местопребывание царя, где он будет жить вечно в окружении богов; оно называется Полем Mfkzt – это место на небесах, связанное с потусторонним измерением под названием Поле Благословенных.
Именно в Карнаке, примерно в 1450 г. до н.э., фараон Тутмос III основал свой металлургический союз Просвещенных Мастеров, 39 из которых вошли в Высший Совет. Их назвали Великим Белым Братством; названием своим, как говорили, они были обязаны своим прежним опытам с таинственным «порошком грядущего».
Порошок вновь всплывает в александрийском документе под названием «Iter Alexandri ad Paradisum». Это старая легенда о путешествии Александра Великого в рай, в царство Ахура Мазда, бога света у персов. В ней показан наделенный магической силой Райский Камень, имеющий бесчисленные волшебные свойства; как рассказывали, он превосходил по весу свое золотое содержание, и в то же время, превращенный в порошок, становился легче птичьего пера.
Во всех случаях, где mfkzt – «порошок грядущего» – связывается с золотом, хлебом и светом и рассматривается как «камень”, он также соотносится с огнем.
«Конечное озарение” (или, по греческой терминологии, гнозис) было идеалом вечного поиска. Считалось, что каждый, в противовес физическому телу, имеет «светящееся тело”, которое также надо было поддерживать и вскармливать, чтобы оно развивалось. «Светящееся тело” называлось ка, и, хотя в целом оставалось неосязаемой частью существования, считалось, что оно остается активным после окончания земной жизни. Пищей для ка служил свет, который лежал в основе озарения, а светообразующей субстанцией был mfkzt – белый золотой порошок.
Покидая Средний Восток, наш рассказ временно переносится в Америку, где, по счастливому стечению обстоятельств, тайны этой давно забытой науки были совсем недавно обнаружены вновь. 
Первым это открытие сделал Дэвид Хадсон – фермер из Финикса, штат Аризона. Его почвы страдали от высокого содержания соды, что делало поверхностный слой жестким и водонепроницаемым. Для борьбы с этим он еще в 1976-м стал опрыскивать почву серной кислотой, чтобы размельчить поверхностную корку до нужной кондиции. Когда он изучил компоненты почвы, не растворенные кислотой, то обнаружил, что одно соединение обладает совершенно необычными свойствами. Когда оно накаляется под жарким солнцем Аризоны, то вдруг вспыхивает ярким белым пламенем и полностью исчезает. 
Также было обнаружено, что субстанция является природным сверхпроводником с нулевым магнитным полем, отклоняя как северный, так и южный магнитные полюса, обладая способностью к левитации и сохранению любого количества света и энергии.
На этой стадии исследований Хадсон встретился с д-ром Халом Путгоффом, директором Института перспективных исследований в Остине, шт. Техас. В своих исследованиях «энергии нулевой точки» и гравитации Путгофф пришел к выводу, когда материя начинает реагировать в двух измерениях, она теоретически должна терять около 4/9 своего веса. Это составляет приблизительно 44%, ровно столько, сколько обнаружено во время опытов с белым порошком.
В начале 90-х годов ХХ столетия статьи, посвященные «скрытым атомам» и сверхпроводимости, стали с удивительной регулярностью появляться в научной прессе. Институт Нильса Бора при Копенгагенском университете, Аргоннские национальные лаборатории Департамента энергетики США в Чикаго и Ок-Риджская национальная лаборатория в Теннеси подтвердили, что элементы, открытые Хадсоном, действительно существуют в моноатомном состоянии. Сюда входят золото и металлы платиновой группы: иридий, родий, палладий, платина, осмий и рутений.
Регистрируя свои патенты, Хадсон описал свою субстанцию как Орбитально Перестроенные Моноатомные Элементы (ORME); на языке науки этот моноатомный феномен получил название «высокоспинная ассиметричная деформация”. Подобные субстанции обладают сверхпроводимостью, так как высокоспинные атомы способны передавать энергию от одного к другому без потерь.
Итак, что такое «экзотическая материя”, на которую ссылался Алькубиерре? Это материя, которая имеет отрицательное (ниже нуля) гравитационное тяготение. Шпир описывает ее как «материю, имеющую странную характеристику – отрицательную энергетическую плотность, в отличие от нормальной, из которой состоят люди, планеты и звезды, наделенной положительной энергией.”
Необходимым экзотическим средством является действующий сверхпроводник – и Хал Путгофф уже объяснил, что в этом смысле мфктц из Финикса был экзотической материей, способной изгибать пространство-время.
Наука встречается с алхимией
Возвращаясь к тому, с чего мы начали, мы можем теперь по-другому взглянуть на субстанцию с точки зрения ее регулярного употребления в пищу фараонами Египта и царями Вавилона, чтобы ясно понять, как эти моноатомные частицы использовались для подпитки их светящихся тел, и получить удивительные результаты.
В майском номере «Scientific American» за 1995 год обсуждался эффект, который вызывал рутений, один из металлов платиновой группы, при взаимодействии с ДНК человека. Утверждалось, что, если поместить отдельные атомы рутения в каждый конец короткой цепочки ДНК, ее проводимость возрастет в 10 000 раз. Такая цепочка становится фактически сверхпроводником. Уже давно химики подозревали, что двойная спираль может создавать канал высокой проводимости вдоль оси молекулы, и вот появилось фактическое тому подтверждение.
Когда структура ДНК изменена, внедрение частиц платины заставляет реагировать пораженные клетки, при этом молекулы ДНК освобождаются от перегрузок, снова становясь нормальными.
(Моноатомное золото и платиновые металлы обладают эффектом «скрытых атомов”, и сейчас уже есть подтверждения, что клетки организма взаимодействуют между собой посредством таких атомов через систему световых волн). Сегодняшняя наука установила, что моноатомный рутений вступает в резонанс с ДНК, демонтирует короткие спирали и собирает их в правильном виде, как, например, можно разобрать и вновь отстроить разваливающийся дом.
Известно, что иридий так же, как и родий, продлевают молодость, в то время как частицы рутения и платины вступают во взаимодействие с ДНК и телом клетки. Также известно, что золото и платина в моноатомном высокоспинном состоянии могут активизировать эндокринную систему: улучшать память, восприятие и способность усваивать информацию до невероятного уровня. В этом смысле считается, что высокоспинное порошковое золото оказывает несомненный эффект на шишковидную железу, увеличивая выработку мелатонина. Подобным образом моноатомный порошковый иридий активно воздействует на выработку серотонина гипофизом; кроме того, он, вероятно, повторно активизирует выработанные организмом ДНК («отходы ДНК”), а также малоиспользуемые и бездействующие отделы головного мозга.
Необходимо особо отметить, что независимо от всех нынешних дорогостоящих усиленных исследований в этих областях секреты конических огненных камней были известны нашим предкам за много тысячелетий до нас. Они знали о сверхпроводниках внутри человеческого тела: это были элементы индивидуального сознания, которые они называли «светящимся телом” (ка). Они знали, что и физическое, и светящееся тела должны питаться для повышения производства гормонов и что основная пища для них называлась шем-ан-на у вавилонян, mfkzt у египтян и манна у израильтян.
Перевод Евгения Суханова
Об авторе:
Лоуренс Гарднер – член Общества Древностей, серьезный историк, лектор и радиоведущий. Кавалер ордена Сен-Жермена, служит Европейскому Королевскому Совету в качестве Королевского Историка. Консультант-Хранитель Гильдии Изящных искусств, в музыке он известен как автор либретто к музыкальным произведениям, которые звучали в Лондонской Королевской Опере и Ковент Гардене. Рыцарь Храма Ордена Св. Антония и настоятель Священного ордена Св. Колумба. Лоуренс – автор бестселлеров, переведенных на многие языки мира. Его новая книга «Потерянные секреты Священного Ковчега” была опубликована в феврале 2003 года.
Лоренс Гарднер
Р. O. Box 4
Ottery St Mary EX11 1YR
United Kingdom

Масла металлические Петра Муриена

Автор: admin  /  Категория: Трактаты

МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ МАСЛА — ТАЙНА ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Есть множество методик, некоторые лучше, чем другие, которые позволяют получать масла из металлов, но есть один вариант лучше, чем все остальные. Этот способ является универсальным это путь природы.

Во-первых, металл должен быть взят из его руды, таким, как он выходит из земли, из шахты: но он должен быть чистым и ясным. Любой металл, расплавленный в насильственном огне кузни,- это мертвый металл, или закрытый до такой степени, что уже представляет интереса, потому что его дух, тонкий жизненный принцип, который осуществляет его эволюции, частично освободился во время плавки, и затем частично закрыт снова внутри.

Когда этот минерал очищается от своих земляных или каменистых пород он должен быть измельчен в порошок и растворен в своем естественном растворителе, который является солью земли и духом мира сего, радикальной влажностью металла, из которой он вышел, семя меркурия или первый меркурий, но не обычная ртуть. Когда руда полностью растворится, другими словами, когда сухой и твердый марказит становится жидкой, цветной и прозрачной водой, то затем посредством плодовитой и ферментативной добродетели, содержащейся в духе, эта вода будет бродить и разлагаться. Сбраживание или беременное состояние можно получить только в природных условиях, которые являются благоприятными в этом отношении. При брожении материя осаждается в черную грязь, которая набухает и утолщается под влиянием минеральной закваски; газообразное выпускается в виде тысячи маленьких пузырьков, которые поднимаются к поверхности. Когда разложение закончено, черная и зловонная земля твердеет и заполняет почти все пространство в колбе.

Эта черная земля тогда должна быть отработана таким образом, чтобы она могла созревать и прозябать, проходя через различные цвета. Для того, чтобы не разглашать тайну, мы должны лишь сказать, что эта земля должна быть подготовлена таким же образом, как крестьянин бы подготовилее в соответствии с потребностями природы.
Наконец, мы получаем остекленные металлические смолы, твердые и хрупкие, но растворимые в воде. Смолы, полученные таким образом черные, как гудрон, когда они получены из железа, сурьмы или свинца, темно-синие, когда они получены из меди, из золота они шафранно-оранжевые, серебра бело-желтые, из ртути, красно-оранжевые, а из олова, желто-оранжевые. Однако их цвет может изменяться в зависимости от степени экзальтации. Золото, например, может привести к изумрудной земле, если она взята раньше времени.
Эти смолы помещают в реторту и перегоняют. Во время перегонки, диафанный меркурианский дух, летучий и очень проникающий, выходит первым, затем на второй ступени огня сернистое масло поднимается, конденсируется и плывет по духу. В реторте; уголь остается из которого добывается фиксированная соль, используя воду. Таким образом, мы разделили металл на трех принципа, ртути, серы и соли. 

Если мы желаем продолжить эксперимент из простой радости познания, мы можем поместить в большую, хорошо закрытой, стеклянной колбы меркурианский дух с его маслом, этой сернистой душой, которая больше не может смешиваться и масло всегда плавает на поверхности духа. Если сию колбу помещают на песчаную баню при пищеварительном огне в течение нескольких недель поразительное явление случается: большие капли жидкого металла, похожими на вульгарную ртуть, оседают тяжело в нижней части колбы. Этот эксперимент дает нам понять, что мы восстановили металлические принципы после того, как мы разделили их. Но как соль, которая является фиксирующей коагулирующие части, не была добавлена, мы получаем жидкий металл, которому не хватает его твердого тела.

Металлические масла, полученные таким образом, являются настоящими эликсирами. Они не содержат никакой токсичности металлов, в отличии от их токсичных солей. Отделенные от соли, металлические масла не представляют никакой опасности для потребителя, в отличие от металлических солей, таких как соли золота которые часто вводят больным людям в больницах, которые часто становятся причиной тяжелых отравлений.
.
Мы должны также добавить, что некоторые из металлизированных смол, о которых мы говорили, могут быть найдены в природе готовыми и полностью разработанными. Но чтобы это произошло, обязательны конкретные исключительные климатические условия, то есть, тропическая жара днем и очень влажные холодные ночи. Эти экстремальные природно-климатические условия позволяют скалам готовить, трескаться, гнить, потеть и источать; оставшаяся задача состоит в том, чтобы собрать смолистые капли, смешанные с песком, землей или растениями. В некоторых очень редких местах, далеко в Гималаях предостаточно этих смол. Мы могли бы сами посетить эти места и собрать благоприятный урожай. 

Другой методы, менее универсальные в своем подходе, могут быть использованы. Например, мы можем напрямую работать с вульгарными, то есть рафинированными металлами. Они должны быть сожжены, чтобы быть дотла без остекленения. Металлическая ртуть может быть использована в этих целях, во время дигестии она откроет металл и ретроградирует его. Мы получаем то, что называется металлический мел (известь). Если работа была хорошо проведена, этот пепел не может вернуться в исходное металлическое состояние.
В Индии, многочисленные, широко используемые методики позволяют кальцинировать всеметаллы в холодном состоянии, используя растительные экстракты. Эти металлические пеплы, которые продаются в аптеках, можно сразу растворить в соль земли и в дух мира. После их распада, те же явления брожения и гниения происходят, что позволяет, таким образом, душе металла открыто подняться в растворителе. Тогда работа должна быть продолжена в зависимости от желаемого результата.

Конечно, есть много других способов и методов для получения металлических масел, о которых можно молвить, как, например, способ ацетатный, когда предлагается использовать хорошо ректифицированный уксус в качестве растворителя. Причем этот процесс был очень много на использован практике в эпоху Возрождения. Он также позволяет достичь превосходных результатов, хотя он более химический и более сложный в своем подходе.

] Металлические алхимические масла являются очень мощными настойками. Их употербляют в очень малых дозах и разводят предпочтительно в спирте. Вот приблизительное представление о пропорциях разбавления с коими мы успешно экспериментировали: 1 капля чистого масла на 40 капель спирта, что составляет примерно 2 мл. Хорошо взболтать для получения однородного цвета, и от этого разведения вкушают от 2 до 3 капель в половине стакана чистой воды или воды, содержащей немного спирта. Желательно принимать масло на голодный желудок с утра и эффект настолько бодрящий, что может быть трудно заснуть вечером. Многочисленные испытания доказали нам превосходство этих масел, они оказываются очень эффективными в борьбе с многочисленными недугами человека.

Песнь о новорожденном Химическом Короле

Автор: admin  /  Категория: Трактаты

 ДЖОРДЖ РИПЛИ Песнь о новорожденном Химическом Короле

1.
Я хочу Философские Тайны теперь предложить,
И об этом искусную песню возвышенно спеть,
Душою возрадованной, ведущей меня к подобным вещам,
Она будет приятно звучать, Принимаема Сердцем и Разумом.
2. Как первейший, Меркурий зван на предстоящее Завершение Свадьбы, здесь проходящей, дабы мог я ее завершить. Званный Пир, прошел здесь с немалой растратою,
Но я знаю, что здесь я Новое в мир предаю.
3. Урожденный Король, увы, без наследника и также бесплодный Был так благороден и также прекрасен, что краше его Невозможно представить, правя мудро своим королевством,
От сангвинической природы оплакивал свой недостаток.
4. Но почему говорю я о столь могучем правлении,
Короле и вершителе, кто мог бы стать украшеньем всех земель С растеньями плодовитыми, но сам не продолжает род Отца, родившего его из почек своих.
5. Причина должна быть абсолютно естественной и глубокою,
Ибо врожденной Белизны мне присущ недостаток,
И хоть от Природы я чист, не имею греха,
Я также питаюсь от Света, его само Солнце в нас зажигает.
6. Что только растет из Земли, плодится посредством своих же семян
Подобно сему поступает звериное царство,
Паруясь и множась, как учит тому их Природа,
Чтоб жило младое, коль старое вновь отошло. 
7. Плоть моя столь сильна, но так прочно закрыта,
Что я пребываю бесплодным, соитие мне не помощник,
Она сама не может из себя излить свое семя,
И так до сих пор, ничто не продлит мое имя.
8. Из прочной такой моей плоти, исходит и Сила моя, потому не ускользает сочность плоти,
Через испарение; зажигаясь, распарясь, буду я горяч,
Лишь в большом огне, без выхода я возвышаюсь.
9. Моя Мать родила меня дома как круглую сущность,
Так от Природы расположен я к округлости,
Я чист совершенно, настолько, что сиянье мое в совершенстве укрепляет,
Всяк король со мной блистает, если честь свою являет.
10. Отныне знай наверняка, что стать мне невозможно плодовитым
Если другие не помогут в этом,
Затем, я стар и слаб, и причащать ничто меня не может,
Иначе, весь мой век пройдет бездетный.
11. Прошла уж молодость и далее не льщу себя надеждой,
И так со временем я получу удар смертельный,
И все же, полагаю я, дверь обетованная открыта будет мне,
И наконец, я должен вновь прийти из материнской плоти.
12. Не изменившись не достичь мне Царствия Небес,
Не получить второй раз мне рожденья,
Отсюда, вновь стремлюсь достичь я материнских недр,
Чтобы начав, свершить регенерацию желательно быстрее.
13- Здесь Мать сама сего владыку побуждает,
Что можно быстро ощутить и материнскую любовь принять,
И истино — она проводит чудо созиданье,
Приняв в себя, как дите, сего владыку из семи.
14. Чудесным было это созерцанье как скоро из обоих их, 
Соединенное созданье, а с виду — точно мел,
Дитя переоделось совершенно в Материнской Крови,
И впредь они вдвоем ничем неразделимы.
15. Здесь Мать отправилась на белоснежную постель,
Чья Белизна с Луною спорит,
Закрыла напрочь комнатную дверь, дабы никто их не тревожил
Ничто чужое, так они переболеют в уединенном месте.
9tyujtomcHue
16. Да, они на смертном одре, и в отвратительную порчу впали
Ее былой, белейшей плоти ничто не может помощь оказать,
Хотя ее нужду порою можно видеть сквозь окошко,
Она закрыта, и никто не должен торопить ее.
17. Меж тем она должна вкусить павлинье мясо,
А от Меркурия впитает влагу,
Чтобы зеленый Лев способен был пролиться как губитель,
Итак несчастная жена, как бы в темнице, жажду утолит.
18. Но в сей беременности тончайшее она несет:
Длиною сорока недель, и все же не без плача,
И слез немало проливает над мукою тяжелою своей,
Они как Молоко прольются в ее вынашиваемых днях.
19- Ах эта женщина, чья кожа многоцветною была,
Черна, зелена и сера, подобно Хвост Павлина.
И также алою, как кровь она была, что из артерий вытекает, 
Многократно, вверх и вниз видно было их движение.
20. Пятьдесят и сотню дней пребывала она в слабости,
И днями проливала много слез и много плача,
Наконец после тридцати наш Король родился новым,
Чудесною весеннею порой он улыбнулся миру снова.
21. Чрево его, еще и ранее пропорционально частям тела сотворенное,
Теперь тысячекратно раз вмещает более, чем прежнее,
Ввиду того, как убеждает нас Начало через Конец,
Что через Огонь во множестве нам подтверждает опыт.
22. Была тут комната уютная готова,
<ругом прекрасно все обшито и гладко полирована она,
Направленная Вверх и напрочь запечатанна,
Д,абы от воздуха холодного нежнейший плод не загубить.
23- Затем к подобному концу был подготовлен он,
На приготовленной постели он аккуратно упокоен,
Чтобы уютнейшим Теплом мог быть накормлен и овеем от холода укрыт, что вреден сему плоду.
24. Входная дверь замком и цепью напрочь заперта, никто чтобы не мог зайти и потревожить,
Каминная труба защищена, ии воздух не продует,Дабы через ушерб не потерять бы СИлу
25. Здесь плоть ребенка вновь гниет
И вся в прах тончайший распадается
И пребывает здесь до часа своего, язвящая и черная,
И вновь спешит сиянье Солнца и Луны обресть.
19. Теперь, как время наступило, когда Ребенок должен в мир прийти
От Матери, которая уже однажды принимала,
На этот раз — родит избранное воистину Небесное Дитя,
И вновь одарит Короля утерянным наследством.
20. Ложе Матери с четырьмя углами прежде было изготовлено,
Но после упомянутого времени, как бы в круг заключено,
И помалу, подобно чаше причащающей, совершенно круглым стало,
Как Луна бела, сияюща без пятна и без изъяна.
21. Так круглой стала квадратная постель,
Прежний, черный цвет зачал нам белый и прозрачный.
Затем в кратчайший срок он вырос в высший Красный,
В нем сей Король все время пребывает.
29- Отныне райские Врата открыты Богом настежь,
Здесь свет сияющей Луны повсюду виден,
И как всегда, намного выше, выражаясь Философски,
Сфера Солнца украшена венцом рубино-золотистым.
23. Сей королевский герб, из четырех стихий составлен знаками,
В центре Дева, коей нет подобных,
Держит много красно-белых роз с обломанных кустов,
Так она достигла совершенно силы Квинтэссенции.
24. Украшеньем Деве служат камни драгоценные,
Повсюду излучающие свой блеск сиянье,
И недоступно свиньям, мудрецами сад ее Преградой укреплен незыблемо.
25. В лоне Девы видим Льва зеленого лежачим,
Орел ему служит пищею, род его в выси обитает,
Тело же Льва кровью истекает, но силой он идет к победе,
Эту кровь нашей Деве Меркурий дает с удовольствием.
33- Чудесным было Молоко, что из груди ее бежало,
Оно питало Льва и заставляло так испытывать жажду,
Оно служило также, в совершенстве, губкой в ванне,
Чтобы умывшись этим Молоком, продлить его здоровье
34. Она была увенчана бесценною короной
И восседала в вышине на величайшем троне,
Ее одежду украшали тут и там, несказанные звезды,
Так что и сердца Философов грустили по красе такой.
35- Двенадцать звезд, как и планет, вокруг тлавы ее сияли,
Облака и сумрак далеко от них бежали,
Теперь она свободна совершенно от упомянутых проблем,
Ее Король, как вновь рожденный, отныне больше не умрет.
22. Над всей враждой он есть великий триумфатор,
Над всеми королями высочайший управитель,
Здоровьем и богатством поистине верх всякой красоты,
Ему внимает велик и мал до самого последнего истопника.
23. Он может сам богато одарить Мирским и Духом,
Болезни всякие опять к здоровью привести,
Кто только пожелает принять охотно во владенье от его сокровища,
Того не будут донимать ни червь, ни насекомое и ни ржавление.
24. Они отныне, обладая доброй волей, могут Господню милость обрести,
Она участвует всегда и все грехи прощает нам,
Даря и сей, и дары другие во славу Процветания,
И нам поможет, чтобы с Ним мы радовались вечно.

АЛХИМИЧЕСКИЕ АППАРАТЫ согласно Андреасу Либавиусу

Автор: admin  /  Категория: Эксперименты

Аппаратура для опытов

1. Большая тубулированная ампулла, железная или глиняная.
2. 
Простая пузыревидная ампулла.
3. 
Закрытый приемник.
4, 5, 6. 
Двойные приемники.
7. 
Приемник с двумя пузырями.
8. «
Вор» приемник.
9. 
Обычный приемник.
10. Приемник кукурбит.

АЛХИМИЧЕСКИЕ ПРИСПОСОБЛЕНИЯ

Автор: admin  /  Категория: Эксперименты

Алхимическая посуда по Либавиусу

Кукурбит. 
Ампулла. 
Стеклаянная пробирка. 
Журавлиный клюв. 
Фиалы. 
Фиала с фтиттингом для алембика. 
Реторты (Рог Гермеса). 
Металлическая реторта с фиттингом. 
Реторты с тубусом или вторым отверстием. Матула. 
Сублимационный сосуд

Железные горшки для сильных кислот. 
Коробка для цементации. 
Круцибли.

ПРОЕКТ АЛХИМИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА Разработан Андреасом Либавиусом

Автор: admin  /  Категория: Великие алхимики

Алхимический институт

Интересно отметить, что крышные окна не являются современным изобретением, судя по гравюре.

  1. Юговосточный фасад.
    2. Северо-восточный фасад  (с каминной трубой главной лаборатории).
    A. Восточный вход с маленькой дверью. 
    BОсновная комната с галереями. 
    C. Винтовая лестница. 
    D. Сад.
    E
    Двор. 
    F. Вестибюль лаборатории. 
    G. Химическая лаборатория. 
    H. Приватная лаборатория с винтовой лестницей в студию. 

    J. Малая аналитическая лаборатория. 
    K. 
    Химическая аптечка. 
    L. 
    Препарировальная. 
    M. 
    Спальня для ассистента. 
    N. Склад. 

    O. 
    Кристаллизационная (коагулаториум). 
    P. 
    Склад дров. 
    Q. 
    Южный склад. 
    R. 
    Склад фруктов. 
    S. 
    Банька.
    T. 
    Афодейтериум (туалет). 
    V. 
    Овощной склад. 
    X. 
    Винная клеть. 
    Y. Лабораторная клеть.
    Z. 
    Водопровод.
    aa Двери в лабораторную клеть. 
    bb Вход в винный погреб. 
    cc Паровая баня 
    dd 
    Печь для зольной бани.
    ee WВодяная баня. 
    ff 
    Дистиллятор для восходящей дистилляции
    gg Сублиматор. 
    hh O
    бычный камин. 
    ii Печь для реверберации. 
    kk Дистиллятор. 
    ll 
    Дистиллятор со спиральным конденсатором. 
    mm Навозная баня. 
    nn 
    Меха, которые также можно заносить в лабораторию. 
    oo Склад угля. 
    pp Философская печь в частной лаборатории. 
    qq 
    Пробирные печи. 
    rr Аналитические весы в ящиках. 
    ss 
    Ванны и чаны. 
    tt 
    Дистилляция «per lacinias» (стол с сосудами). 
    xx 
    Оборудование для препарирования и лавки. 
    zz Баки с водой. 

NB Строительство такого института во многом подобно строительству качественных загородных домов.