МИХАЭЛЬ МАЙЕР

 

Из книги его биографа Дж. Б. Крэйвена «Граф Михаэль Майер»:

 «Все авторитетные источники сходятся в том мнении, что Михаэль Майер родился в Рендсбурге, что в Хольстене, приблизительно в 1568 году. Эта дата основывается на надписи, выполненной на портрете, предваряющем труды Майера «Symbola», «Atalanta fugiens» и «Septimana Philosophica». Портрет был нарисован в 1617, когда ему было сорок девять лет.

 В одном из своих посвящений, обращенных к Фредерику, Графу Хольстена, он пишет о том, что «моя семья хорошо известна не только дворянству Хольстена, но также и отцу и деду вашей светлости. служением которым моя семья была привязана со всей верностью». Но Молот Войны не привлекал его

 По рассказам самого Майера, он покинул Хольстен в 1608 году. По окончании своих дней он желал возвратиться в Хольстен, но, по причине его почти неожиданной смерти, этого так и не произошло. После окончания обучения медицине в университете он отправляется в Ростох. Несмотря на тот факт, что свое обучение он окончил именно в университете Ростоха, в его архивах не существует никакой информации о Майере.

 Вскоре он достиг признания, и перешел в ведомство Императора Рудольфа II. Он был назначен врачом Императора. Рудольф, сын Максимилиана II и Марии Австрийской, дочери Чарльза V, родился в Вене в 1552 году. Его мать наделила его пламенным рвением к Римской Церкви, которое было усилено его пребыванием в ранние годы жизни в Испании. Рудольфа. В 1572 году Рудольф стал Императором и Королем Венгрии, а в 1575 - Королем Богемии.

 Влияние Лютеранства значительно возросло благодаря поддержке Максимилиана, и, не смотря на то, что Рудольф подтвердил привилегии, дарованные его отцом протестантам, все же он выслал некоторых протестантских проповедников и ограничил их в возможностях проводить собрания. Рудольф жил в Праге, куда и пригласил Майера, пожаловав ему титул Пфальцграфа - Графа Дворца, - и назначив его на должность личного секретаря. Император, преданный науке, пригласил к своему двору знаменитого Тихо Браге, который занимался астрологией и алхимией. Он предупредил Рудольфа о том, что он подвергнется большой опасности со стороны принца, родственного ему по крови. Чувство близости Рудольфа к его семье начало сходить на нет, и он избегал всех предложений о женитьбе. Перестав появляться на публике, он сделал галереи, ведущие в его сады, непроницаемыми для глаз посторонних, поскольку боялся быть убитым. Он окружил себя «астрологами, химиками, художниками, токарями, граверами, ремесленниками, окружив себя ботаническими садами, кабинетами естественной истории и галереями предметов древности». В 1611 году Матвей, его брат, прибыл в Прагу, когда Рудольф, созвав законодательное собрание, распорядился о передаче короны его брату на основаниях своего преклонного возраста, и затем освободил своих подданных от данных ими клятв верности. Коронация Матфея прошла с необычайной пышностью, Рудольф же в это время удалился в один из своих домов, где он обычно приятно проводил время. Со временем ему было позволено поселиться в Пражском дворце, а также его наделили пенсией в 400 000 флоринов. Раздосадованного и униженного теми обстоятельствами, что ему пришлось пережить, такая оседлая жизнь свела его в могилу к 60-ти годам его жизни и 37-ми годам его правления. Он умер 20 января 1612 года. Рудольф был человеком изысканных манер, любезным и непринужденным в разговоре. Он знал множество языков, как древних, так и современных, владел изобразительными и ремесленными искусствами, разбирался в ботанике, зоологии и химии. «Его эпоха и его страна были весьма обязаны этой его любви к науке и искусству, которая и привела его к злоключениям. Его двор полнился художниками и людьми выдающихся заслуг. Кеплер вместе с Тихо Браге выполняли работу по составлению справочников, которые с тех пор получили название Рудольфовых. Он также собрал великолепные коллекции, и множество принадлежавших ему драгоценных камней, предметов древности и картин, пребывающих теперь среди замечательнейших украшений кабинетов жителей Вены.

Однако, похоже, Майер не всегда находился при Императоре. В 1611, по его словам, он пребывал в Амстердаме, где наслаждался великолепной коллекцией ракушек в личном кабинете одного антиквара. После кончины Рудольфа Майер посетил Англию, где познакомился с Доктором Робертом Фладдом, сэром Уильямом Пэдди, сэром Томасом Смитом и Фрэнсисом Энтони.

Первой публикацией Майера стал труд «Arcana Arcanissima», который он посвятил Уильяму Пэдди, врачу Короля Англии Якова I, члену Колледжа Святого Иоанна, Оксфорда, обучавшегося медицине в Лейдене, и, наконец, Председателю Врачебной Коллегии Лондона, другу Страны и благодетелю Колледжа Святого Иоанна. На «Arcana» не значится никакой даты, однако принято считать, что она была издана примерно в 1614.

Морхоф в своей работе «Полигистор», ссылаясь на мнение Фабера и Вигнериуса, пишет том, что химическая доктрина была сокрыта или заключена в множестве древних сочинений, и добавляет, что Майер развивает данную доктрину в своем труде «Arcana», однако замечает (что верно), что в некоторых отношениях Майер, возможно, видит больше в этих сочинениях и иероглифах, чем есть на самом деле. В качестве примера идей, вложенных Майером в«Arcana», может быть приведена одна из рукописей его авторства. Она по сей день хранится в библиотеке Лейпцигского Университета, и называется «Tractatus de Theosophia Ægyptiorum ab antiquissima sic abdita sacra».

Однако самым примечательным другом Майера из Англии был знаменитый Доктор Роберт Фладд. Не известно, как они познакомились, однако ясно, что, проживая в Англии, Майер свел тесную дружбу с Фладдом. Считается, что именно Майер побудил Роберта Фладда написать его превосходную работу «Tractatus Theologo-Philosophicus», посвященную Братству Розы Креста.

 Майер, став членом данного таинственного Ордена, пригласил Фладда, будучи в Англии, разделить с ним данную привилегию. В остальном данный вопрос является весьма неясным, если не сказать – противоречивым. Помимо «Themis Aurea», в других работах Майера также можно встретить многочисленные отсылки на Розенкрейцерские тайны. В первую очередь следует упомянуть «Silentio» и «Symbola», где он приводит свое мнение по поводу этого общества, а также приводит его апологию. Он утверждает подлинность «Confessio», число изданий которой наряду с «Fama» были весьма многочисленны. В Англии «Fama» выпустил Томас Воэн в 1663 году, однако еще ранее она была переведена на шотландский язык и издана в виде рукописи, которую я желал бы приобрести в печатном виде, с некоторыми заметками по поводу ранних Эзотерических исследований в Шотландии.

За исключением «Lusus Serius» и «Themis Aurea», ни одна из работ Майера не была переведена на английский. Английская версия «Lusus», которая представляет собой величайшую редкость, была издана в 1654, перевод выполнен Робертом Хеджем (Robert Hegge) – одаренным человеком своего века, уроженца Дюрхама. «Почти половина перевода была выполнена в течение половины дня за бутылкой вина в таверне».

Майер долгое время следовал практическому пути Алхимии вместе с «некими Адептами», и был в высшей степени очарован исследованием алхимических тайн в их низшей форме. Утверждается, что «он объехал всю Германию ради встреч с теми, кто, как он полагал, обладает трансцендентными тайнами». (Вудс, «Афины») По другому мнению, он пожертвовал своим здоровьем, своим состоянием и временем в этих «губительных нелепостях». (Уэйт, «Истинная История Розенкрейцеров»)

 В 1619 он стал врачом Ландграфа Гессе Моритца, которому в 1616 году, пребывая во Франкфурте, он посвятил небольшой трактат «De Circulo». Но со временем он обосновался в Магдебурге, где стал практиковать медицину, и в 1620 выпустил свой труд «Septimana Philosophica».

 Майеру так и не было суждено окончить свои дни в Хольстене. Он умер в Багдебурге в 1622 году «tempore Æstivo»1. Его друг, опубликовавший «Ulysses» Майера в 1624 году, пишет, что он окончил свою жизнь «праведно», и перед смертью передал в руки своего друга этот небольшой трактат. Он также добавляет, что Майер был постоянным служителем Дома Божьего, Христианином в своих делах и в словах, и что он являл в себе милосердие Христово, которое показано в притче о добром Самаритянине.

Автор предпринимает все усилия, чтобы узнать, были ли установлены какие-либо памятники в честь Майера в Магдебурге. К сожалению, все официальные записи об этом городе были уничтожены в великом пожаре 1631 года. Нынешние церковные власти утверждают, что, "насколько им известно, Михаэль Майер не был погребен в кафедральном соборе», в любом случае, «им неизвестно, где может находиться его могила".». А в наши дни он бы мог спокойно прожить старость в доме из бруса.

Дж. Б. Крэйвен «Жизнь Михаэля Майера»

 

 

взлом email