ОБ ИСКУССТВЕ АЛХИМИИ Святой Фома Аквинский, ученик славного Альберта Великого

Автор: admin  /  Категория: Трактаты
(перевод В. Рохмистров, 2002 )

Из издания «Свинцовые Врата Алхимии» СПб Амфора, 2002 г.

Посвящается Брату Рейнольду

Глава I

Уступая твоим усердным просьбам, дражайший брат мой, я вознамерился написать этот краткий трактат, содержащий в восьми главах достоверные, простые и действенные правила для нашей работы, а также секрет истинных тинктур (цветов). Но преж­де я обращаюсь к тебе с тремя советами.

Первый: не уделяй много внимания словам современных и древних философов, трактующих эту науку, так как сложность алхимии заключается не только в понимании, но и в экспериментальной демонстрации; и философы, стремящиеся поймать истину научную лишь через рассуждения, почти всегда говорят мета­форически.

Второй: никогда не придавай большого значения ни многочисленности вещей, ни смеси форм разнород­ных субстанций, так как природа производит только подобное; и хотя лошадь и осел произведут мула, это не может быть менее совершенным порождением, чем что-либо кем-то случайно произведенное непременно из нескольких субстанций (вещей).

Третий: не будь нескромным, но следи за своими словами и, как благоразумный сын, не мечи бисер перед свиньями.

Всегда держи в уме ту цель, ради которой предпри­нял свой труд. Будь уверен, если ты постоянно будешь иметь перед своими глазами эти правила, что были да­ны мне Альбертом Великим, тебе никогда не придется попрошайничать у королей и вельмож, напротив, ко­роли и вельможи будут воздавать тебе честь. Ты бу­дешь почитаем более всех королей и прелатов, служа­щих этому искусству, так как не только поможешь им в их нуждах, но еще и поможешь в нуждах всем нищим, и то, что ты дашь, останется в веках точно так же, как мо­литва. Сохрани же эти правила в глубине твоего серд­ца под тройной несокрушимой печатью, ибо тогда как в моей другой книге, предназначенной для всех, я гово­рил как философ, здесь, доверяя твоей сдержанности, я раскрыл секреты более сокровенные.

Глава II

ОБ ОПЕРАЦИИ

Как учил Авиценна в своем «Послании к королю Асса», мы стремимся к достижению истинной суб­станции посредством нескольких глубинных закреп­лений субстанции, помещенной в огонь, постоянно поддерживаемый и подпитываемый, а также проника­ющий и входящий и окрашивающий меркурий (ртуть) и другие тела; это тинктура (краска) совершенно ис­тинная, имеющая надлежащий вес и превосходящая своим совершенством все сокровища мира.

Для изготовления этой субстанции, как говорит Авиценна, надо иметь терпение, время и необходи­мые инструменты.

Терпение, поскольку, согласно Геберу, поспешность есть дело дьявола; поэтому тот, кто не имеет терпения, должен отложить всю работу.

Время, поскольку во всяком естественном дейст­вии, происходящем в нашем искусстве, способ и сро­ки определены неукоснительно. Необходимые же инструменты не столь многочис­ленны, как увидим в дальнейшем, потому что наш труд заключается в одной вещи, одном сосуде, одном пути и одной работе (in una reuno vaseuna via et una operatione), как учил Гермес.

Лекарство обычно получают слиянием несколь­ких элементов; но материя должна быть одной при­роды, за исключением фермента белого или красного цвета.

Весь Труд совершенно естествен; достаточно лишь наблюдать различные цвета, которые будут прояв­ляться с течением времени.

В первый день надо встать очень рано утром и по­смотреть, не цветет ли виноград и не преобразуется ли он в голову ворона; далее он окрашивается в раз­личные цвета, из которых нужно отметить интенсив­но белый, потому что это и есть именно то, чего мы ждем и что открывает нашего короля, то есть элик­сир или простую пудру, имеющую столько же имен, сколько вещей в мире.

Но, говоря кратко, наша материя или магнезия есть живое серебро, приготовленное с уриной двенадца­тилетнего ребенка*, только-только испускающейся, а не хранившейся для великого труда. Это обычно называют Испанской Землей или Сурьмой; nota bene, я не называю ее обычным Меркурием, которым пользуются некоторые софисты и который приносит посредственный результат, несмотря на возможные великие издержки; и если тебе приятно работать с ним, ты, несомненно, достигнешь истины, но только после бесконечных варок и вывариваний. Следуй луч­ше за благословенным Альбертом Великим и работай, господин мой, с минеральным живым серебром, так как в нем одном секрет Труда. Далее ты делаешь со­единение двух тинктур, белой и красной, происходя­щих из двух совершенных металлов, которые только и дают совершенную тинктуру; меркурий передает эту тинктуру лишь после того, как он установлен; поэто­му лишь смешанные без остатка они проникают друг в друга наиболее глубоко.

Глава III

О СОСТАВЛЕНИИ МЕРКУРИЯ И О ЕГО ОТДЕЛЕНИИ

Несмотря на то, что наш труд завершается посред­ством одного нашего меркурия, необходим тем не ме­нее фермент красного или белого цвета; тогда он лег­ко смешивается с Солнцем и Луной, так как оба эти тела активно участвуют в его природе, а также явля­ются более совершенными, чем другие. Смысл в том, что эти тела более совершенны, потому что содержат больше меркурия. Таким образом, содержащие его более чем другие Луна и Солнце соединяются с крас­ным и с белым и фиксируются в огне, потому что это есть один меркурий, являющийся совершенным Тру­дом; в нем мы находим все то, чего нам недостает для нашего труда, благодаря чему мы не имеем необходи­мости добавлять что-либо еще.

Солнце и Луна не являются инородными ему, по­тому что они сведены с самого начала Труда в их пер­вую материю, то есть меркурий; они берут от него свой исток. Некоторые стремятся завершить Труд по средством одного меркурия или простой магнезии, промывая их в очень крепком уксусе, прожаривая их в масле, сублимируя (возгоняя), обжигая, кальцини­руя (прокаливая), дистиллируя (перегоняя), извле­кая их квинтэссенцию, подвергая их пытке расчлене­нием и бесконечному числу других казней, веруя, что эти действия приведут их к богатству, и, наконец, до­стигают убогих результатов

Но поверь мне, сын мой, вся наша тайна состоит лишь в порядке распределения огня и в умелом на­правлении Труда.

Мы сами мало что делаем с вещью, это свойство хо­рошо управляемого огня производит наш труд, без это­го мы не имели бы ни великой работы, ни великих за­трат; так как я полагаю, что если наш камень был взят в его первоначальном состоянии, то есть первой Водой, или Молоком Девственницы, или хорошо растворен­ным Хвостом дракона, то он кальцинируется, субли­мируется, дистиллируется, редуцируется, моется, сам коагулируется и благодаря свойству огня хорошо компо­нуется в едином сосуде без какого бы то ни было другого руководящего действия. Узнай же, сын мой, что фило­софы метафорически говорили о руководстве действи­ями, и ты будешь уверен в очищении нашего меркурия; я обучу тебя простому приготовлению. Возьми же мине­рального меркурия, или Земли Испанской, или Сурь­мы, или Земли черной (все это одна и та же вещь), которая не была еще использована в каком-либо другом опыте. Возьми ее двадцать пять фунтов или немногим более и пропусти через льняную очень плотную ткань, и это есть истинная стирка (lotio vera). Хорошо посмо­три после этого действия, не осталось ли в ткани какого мусора или шлака, так как тогда меркурий не может быть использован в нашем труде. Если ничего не пoявилось, ты можешь считать его совершенным. Nota bene, нет нужды ничего добавлять к этому меркурию, и труд, таким образом, может быть завершен.

Глава IV

О СПОСОБЕ ИЗГОТОВЛЕНИЯ АМАЛЬГАМЫ

Поскольку наш труд исполняется с помощью одного меркурия, без добавления какой-либо другой инород­ной материи, я опишу способ изготовления амальгамы (смеси) кратко. Так как это очень плохо понято многи­ми философами, которые верят, что труд может быть совершен с помощью одного меркурия, не соединен­ного с его сестрой или его подругой (compar ejus). Я же говорю тебе с уверенностью, что ты должен работать с Меркурием, объединенным с его подругой, без добав­ления какой-либо инородной материи к меркурию, и знай, что Золото и Серебро не инородны меркурию, но, напротив, участвуют более в его природе, чем все другие тела. Поэтому, сведенных к их первоначальной природе, их называют сестрами или подругами мерку­рия, так как из их смешения и их фиксации получается Молоко Девственницы. Если ты ясно понял это и если ты не будешь добавлять ничего инородного к мерку­рию, ты добьешься исполнения своих желаний.

Глава V

О СМЕШЕНИИ СОЛНЦА И МЕРКУРИЯ

Возьми хорошо очищенное обычное солнце, то есть нагретое на огне, что дает красный фермент (за­кваску); возьми две унции солнца и раздели его щипцами на маленькие кусочки; добавь четырнадцать ун­ций меркурия, которые ты выставишь на огонь в глу­бокой черепице, затем раствори золото, постоянно по­мешивая его деревянной палочкой. Когда оно будет хорошо растворено и размешано, помести все это в чи­стую воду в стеклянную или каменную миску, промы­вай его и прочищай до тех пор, пока чернота не прой­дет от воды, затем, после того как ты поставишь это на хранение, дождись крика горлицы (vox turturis) в на­шей земле. И когда амальгама будет хорошо очищена, помести ее на кусок кожи, придав ему форму пере­вернутого сака, затем будешь сильно прессовать, чтобы пропустить амальгаму сквозь кожу. Когда две унции бу­дут спрессованы, четырнадцать оставшихся в коже также пригодны к использованию в нашей операции. Возьми две унции, не более и не менее. Если имеетсяболее, убавь; если же менее — добавь. И эти две унции также выжми, и которые названы Молоком Девствен­ницы, ты их сохрани для второй операции.

Перелей теперь материю в стеклянный сосуд и по­мести этот сосуд в печь, описанную выше. Затем, засветив внизу лампу, прокаливай жаром день и ночь, ни на мгновение не прекращая. Пусть пламя будет со­вершенно закрыто и будет полностью охватывать ата-нор, хорошо укрепленный на печи и хорошо замазан­ный замазкой мудрости.

Если после месяца или двух ты увидишь основ­ные цвета опыта, то есть черный, белый, лимонный и красный, тогда, без какого-либо другого действия, по­средством одного лишь направления огня, то, что бы­ло явно, скроется, и то, что было скрыто, проявится. Потому что наша материя превосходит саму себя в совершенном эликсире, превращаясь в очень мелкую пудру, называемую мертвой землей, или мертвым человеком в гробнице, или сухой магнезией; этот дух скрыт в гробнице, и душа почти отделена от него. Когда от начала труда пройдет двадцать шесть не­дель, тогда то, что было грубым, станет тонким, и что было шершавым, станет мягким, и что было сладким, станет горьким, и благодаря тайной способности огня превращение элементов будет завершено. Когда твои порошки будут совершенно сухими и ты завершишь эти опыты, попробуй трансмутировать меркурий; да­лее я научу тебя двум другим операциям, потому что одна часть нашего труда может превратить только семь частей хорошо очищенного меркурия.

Глава VI

ОТ АМАЛЬГАМЫ К БЕЛОМУ

Для добывания белого фермента или фермента Луны используют тот же метод. Смешивают белый фермент с семью частями хорошо очищенного мер­курия так же, как и красный. Так как в творении бе­лого не участвует какая-либо другая материя, кро­ме белой, а в творении красного какая-либо другая материя, кроме красной, то и наша вода становится то красной, то белой, соответственно добавленному ферменту и времени, затраченному на труд; можно окрасить меркурий в белый цвет так же, как это дела­лось для красного.

Кроме того, заметим, что серебро в фольге здесь пред­почтительнее, чем серебро в слитках (argentum massale), так как в этом случае оно легче соединяется с Мерку­рием и должно амальгамировать с холодным Меркури­ем, а не с горячим. Здесь многие ошибаются, растворяя амальгаму в крепкой воде для очищения, тогда как если они проверят, что такое по природе и по составу есть крепкая вода, они узнают, что она не может ее разру­шить. Другие, желая работать с золотом или серебром согласно правилам, изложенным в этой книге, ошиба­ются, говоря, что солнце не имеет влажности, и раство­ряют его в коррозивной (едкой) воде, затем оставляют его настаиваться в плотно закрытом стеклянном сосуде в течение нескольких месяцев; но лучше если, наоборот, квинтэссенция будет выделена нагреванием на слабом огне в сосуде с циркуляцией, названном по этой причи­не пеликаном.

Минеральное Солнце, так же как и Луна, настолько смешано с грязью, что его очищение необходимо и не есть ни занятие женщин, ни игра детей; напротив, диссолюция (растворение), кальцинация (прокаливание) и другие операции, необходимые для завершения ве­ликого Труда, суть работа человека неколебимого.

Глава VII

О ВТОРОЙ И ТРЕТЬЕЙ ОПЕРАЦИЯХ

Теперь первая часть завершена, приступим к ис­полнению второй.

Надо добавить семь частей меркурия к добытому в нашем первом труде телу, названному Хвост драко­на или Молоко Девственницы.

Пропусти все через кожу и вновь возьми семь час­тей; помой и положи все в железный сосуд, затем в печь, как делал это в первый раз, и времени тебе по­надобится столько же или около того, до тех пор, пока пудра не будет вновь сформирована. Ты соберешь ее и найдешь ее намного более мелкой и чистой, чем в пер­вый раз, потому что она более проварена. Одна часть пудры окрасит семь раз по семь частей Эликсира. При­ступай тогда к третьей операции так же, как ты это де­лал в первый и во второй разы; добавь к весу пудры, добытой во второй операции, семь частей очищенного Меркурия и помести это в кожу таким образом, чтобы осталось семь частей от всего, как выше. Возьми кожу совсем новую, сведи пудру в очень мелкую, каковая, будучи брошенной на меркурий, окрасит семь раз по сорок девять частей. Смысл в том, что чем больше наше лекарство прокалено, тем более оно становится мел­ким; чем более оно становится мелким, тем более оно проникающе; чем более оно проникающе, тем более оно трансмутирует материю. Под конец, nota bene, если нет меркурия минерального, то можно работать с Меркури­ем обыкновенным; хотя этот последний и не имеет той же ценности, он тоже дает хороший результат.

Глава VIII

О СПОСОБЕ РАБОТЫ С МАТЕРИЕЙ

ИЛИ С МЕРКУРИЕМ

Обратимся теперь к тинктуре меркурия. Возьми ча­шечку золотых дел мастера, обмажь ее немного внутри жиром и помести туда наше лекарство в требуемой пропорции, поставь все на медленный огонь, и, когда меркурий начнет дымиться, брось лекарство, закатан­ное в чистый воск или в бумагу (papyrus), и возьми большой кусок горящего угля, приготовленного спе­циально для этой операции, и помести его у основания тигля; затем дай огню разгореться, и, когда все будет расплавлено, ты бросишь это в таз, предварительно об­мазанный жиром, и ты будешь иметь золото или сере­бро столь же чистое, как и добавленный фермент. Если ты хочешь умножить лекарство, сделай это с лошади­ным навозом по способу, о котором я тебе уже говорил устно, как ты знаешь, и о котором я не хочу писать, по­тому что грех открывать такой секрет людям в наш век, когда ищут знания скорее ради суеты, чем в целях блага и во имя Бога, чьи слава и честь пребудут во ве­ки веков. AmenNota bene, я представил этот труд в полном соответствии с учением Благословенного Аль­берта Великого, труд, который я описал в обыденном стиле, как способ Испанской Земли или Сурьмы. Но я советую тебе предпринять лишь малый Магистерий, в котором нет ни одной ошибки и который осуществля­ется с малыми издержками, небольшой работой и за малое время; тогда ты добьешься желаемого. Но, мой дражайший брат, не предпринимай Большой Магистерий, потому что для твоего спасения и Проповеди Хри­ста ты должен ожидать скорее богатств вечных, чем благ земных и преходящих.

Здесь заканчивается Трактат Святого Фомы об ал­химическом умножении, посвященный его брату и дру­гу Брату Рейнальду, предназначенный для «Тайной Сокровищницы».