О КАМНЕ ФИЛОСОФОВ И ПРЕЖДЕ ВСЕГО О ТЕЛАХ СВЕРХНЕБЕСНЫХ

Автор: admin  /  Категория: Трактаты

Святой Фома Аквинский, ученик славного Альберта Великого


(перевод В. Рохмистров, 2002 )

Из издания «Свинцовые Врата Алхимии» СПб Амфора, 2002 г.

Глава первая

Аристотель в первой книге «Метеоров» пишет, что прекрасно и похвально стремиться к глубоким исследованиям первой причины, которая управляет удивительным согласием причин вторичных, и что мудрые видят действия всех вещей, достигая выяснения этих скрытых причин.

            Итак, мы видим, что тела небесные оказывают действие на элементы и на простое свойство материи простого элемента, потому что из материи воды, например, они, могут извлечь качества (модальности) воздушной формы и огненной формы.

            Всякий естественный принцип активности производит в процессе своего действия умножение себя самого, как огонь, переданный дереву, извлекает из дерева еще большее количество огня.

            Мы же здесь говорим о деятелях (агентах) более важных, чем существующие в природе.

            Тела сверхнебесные всегда представляются нашим глазам облеченными в материальную форму элемента, но не участвующими в материи этого элемента; эти сферы суть сущности намного более простые и тонкие; мы же воспринимаем только внешние проявления, оформленные ими же самими. И Роджериус (Бэкон) очень хорошо представил это: «Всякое активное тело, — говорит он,- оказывает действие на свое частное подобие, это последнее изменяется в то же время по принципу пассивного восприятия, не отличаясь от тела, которое его породило». Например, пакля, будучи помещенной около огня, причем без касания, умножит его вид, как всякое другое активное тело, и этот вид будет умножен и собран паклей настолько же естественным действием и продолжением огня, насколько и склонностью самой пакли к пассивности, потом же будет оживляться до совершения полного действия огня. Поэтому ясно, что подобие огня не отличается от огня самого по себе (in specie). Одни тела обладают действием специфической интенсивности, так что они могут это подтверждать в своем частном подобии, умножаясь и возобновляясь беспрестанно во всех вещах; таков огонь. Другие, напротив, не могут умножать свой вид в подобии и изменять в самих себе каждую вещь; таков человек.

            В самом деле, человек не может воздействовать умножением своего подобия, как он воздействует своим отдельным действием, поскольку сложность его организма всегда обязывает его к исполнению множественных действий. Это потому, как доказывает Роджериус в книге «О влияниях», что если бы человек мог, напротив, производить мощное воздействие посредством своего подобия, как огонь, то было бы очевидным, что его вид будет истинно человек, откуда можно лишь сделать вывод, что умноженное подобие человека не будет совершенно человеком и человек окажется тогда вне своего вида. Следовательно, когда тела сверхнебесные оказывают свое действие на какой-либо элемент, они воздействуют своим подобием, и более того, производят некоторые подобные себе вещи и почти того же вида. Итак, поскольку они производят элемент элемента и элементную вещь вещи элементарной, с необходимостью следует участие и их самих в природе элемента. И, ради лучшего понимания этого, надо обратить внимание на то, что производит солнце своим огнем в телах насыщенных уриновой водой и в телах кристально сферических.

            Кроме того, ты должен знать, что всякое активное тело, согласно тому, как это показано в книге «О влияниях», умножает свое подобие, следуя по линии прямо и строго перпендикулярной, и это очевидно на примере с огнем и паклей, которые соединяются друг с другом по линии, взятой строго перпендикулярно. То же самое видно, когда урина или кристалл помещены на солнце и подвергаются влиянию солнечных лучей, которые им подобны. Если оперируют посредством зеркала, когда луч солнца будет отражен перпендикулярно, он пройдет через воду или прозрачное тело без преломления по причине крайнего коэффициента мощности его действия. Если же, напротив, он отражен по линии не прямо перпендикулярной, он будет преломляться на поверхности тел и новый луч сформируется в наклонном направлении. Но точка пересечения этих двух лучей на линии, взятой идеально перпендикулярно, есть точка максимальной энергии солнечного жара, так как если там поместить паклю или любое другое горючее тело, оно воспламенится немедленно.

            В результате же всего этого, когда подобие солнца (то есть солнечных лучей) поддержано долгим действием самого солнца, оно породит огонь. Солнце обладает, таким образом,  началом и свойствами огня, как это доказано с помощью зажигательных зеркал.

            Делают подобные зеркала из отполированной в совершенстве стали, такой формы или расположения, что, собиря пучки солнечных лучей, они отражают их, образуя линию наибольшей накаленности. Помещают такое зеркало около городов, поселков или любых друго места, каковые не медлят возгораться, как об этом говорит Афан в книге «Зажигательные зеркала».

            Ясно, что солнце и другие сверхнебесные тела никак не участвуют в материи Элементала, и таким образом они свободны от тлена, легкости и тяжести.

            Здесь надо провести одно различение среди элементов: некоторые суть простые и бесконечно чистые, не обладающие особым свойством, необходимым для превращения и развития в другой план видового проявления, так как материя, из которой они образованы, будучи ограничена наиболее совершенной формой, которая только для них возможна, не желает другого; и из этих элементов образованы, вероятно, тела сверхнебесные. Ибо мы помещаем, в самом деле, воду выше небесного свода и хрусталика (глаза). То же самое мы можем сказать и о других элементах, о тех элементах, из которых составлены тела сверхнебесные божественной мощью или при просредстве умов, ею отмеченных. Этими элементами не могут быть порождены ни тяжесть, ни легкость, поскольку они – от акциденций, принадлежащих только тяжелым и грубым землям. Однако они производят феномен окрашивания, поскольку различия в освещении вызваны флюидом из разряда невесомых. Эти сверхнебесные тела дают о себе знать золотистым цветом и сияют ярче, чем если бы попали в луч света – подобно золотому блестящему щиту, и отражают свое сияние, происходящее непосредственно от лучей солнца. Астрологи же приписывают этим элементам причину сияния и золотого цвета звезд, как это было продемонстрировано Исааком и Рогериусом в книге  « О Чувстве», и из того, что они порождены некоторым количеством элементов, следует, что обладать ими в природе элементала.

            Но из того, что эти элементы по своей природе бесконечно чисты и никогда не смешиваются ни с какой подчиненной субстанциею, с необходимостью следует, что они должны находиться в телах небесных, будучи соразмерными им таким образом, что невозможно было бы отделять одни от других. И это ничуть не должно удивлять, поскольку, следуя природе во время опытов, я сам отделял четыре элемента от нескольких подчиненных тел таким образом, чтобы получить каждый отдельно, будь то вода, огонь или земля; я очищал, насколько было возможно, каждый из этих элементов, один за другим, тайной операцией, и это закончив, я их соединил вместе и получил вещь удивительную (quaedam admirabilis res), которая была свободна от подчиненных элементов, так как, будучи оставленной в огне на такое долгое время, какое только возможно, в огне, не была им затронута и не претерпела никаких изменений. Не будем же удивляться, если тела небесные по природе нетленны, поскольку они составлены полностью из элементов, и, вне всякого сомнения, субстанция которую я получил, той же природы. Поэтому Гермоген[1], который был трижды велик (triplex fuit) в философии, выразился следующим образом: «Ничто не могло доставить мне более великой радости, чем достигнуть в моем делании совершенства и увидеть пятую сущность (квинтэссенцию) без какой либо примеси материи элементов подчиненных».

            Одна часть огня обладает большей потенциальной энергией, чем сто частей воздуха, и, следовательно, одна часть огня может легко «укротить» тысячу частей земли. Мы не знаем, следуя каким абсолютным весовым пропорциям делается смесь этих элементов; однако, практикуя наше искусство, мы заметили, что, когда четыре элемента извлечены из тел и очищены каждый отдельно, надо для операции их соединения взять равные веса воздуха, воды и земли, тогда как огня добавляется только шестнадцатая часть. Этот состав действительно сформирован из всех элементов, хотя свойства огня и преобладают над (свойствами) остальных. Так как бросая его одну часть на тысячу частей меркурия, можно отметить, что он сгущается и становится красным. Таким образом, этот состав явно приближен к сущности тел небесных, поскольку при трансмутации он ведет себя подобно наиболее энергичному активному началу.

Глава вторая

О ТЕЛАХ ПОДЧИНЕННЫХ:

О ПРИРОДЕ И СВОЙСТВАХ МИНЕРАЛОВ И ПРЕЖДЕ ВСЕГО КАМНЕЙ

            Исследуем теперь тела подчиненные. А поскольку они делятся на минералы, растения и животных, мы начнем изучать природу и свойства минералов. Минералы делятся на камни и металлы. Эти последние образуются по тем же законам и вследствие тех же количественных отношений, что и другие творения, исключая то, что является их особенностью, возникающей в результате большего числа операций и превращений (трансмутаций), чем (состав) элементов или тел сверхнебесных, так как состав их материи (в отличие от последних) есть многоформность.

            Итак, материя, составляющая камни, по природе вполне подчиненная, грубая и нечистая и обладает большей или меньшей землистостью, согласно степени очистки камня. Как говорит Аристотель в своей книге «О метеорах» (которую некоторые приписывают Авиценне), камень образован не чистой землей; это, скорее, земля водянистая, поскольку мы видим некоторые камни, образующиеся в реках, и то, как соль извлекается выпариванием из соленой воды. Эта вода, обладающая сильной землистостью, сгущается в окаменелую форму от жара солнца или огня.

            Итак, материей, составляющей камни, является землистая вода; действующим принципом: жар или холод, которые сгущают воду и извлекают камнеподобную эссенцию. Это строение камней обнаружено на примере животных и растений, которые имеют свойства камней и сами производят камни, что заслуживает особенного рассмотрения.

            Некоторые из этих камней находятся, на самом деле, сгущенными в животных действием жара и иногда обладают некоторыми более энергетическими свойствами, чем те, которые не происходят от животных и образованы обыкновенным путем. Другие камни образованы самой природой с помощью свойств других минералов. Ибо, говорит Аристотель, обычно достигают смеси двух различных вод, воды, называемой Молоком Девственницы, и той, что сгущают из нее самой в камень. Для этого, говорит он, смешивают растворенную в уксусе окись свинца с раствором соли щелочи, и хотя обе эти жидкости являются светлыми, если их соединяют, они образуют густую и белую как молоко воду. Пропитанные этой жидкостью тела, каковые желают сгустить в камни, сгустятся немедленно. В самом деле, если известь серебра или другое подобное тело полито этой водой и подвергнуто затем легкому огню, ого сгустится. Итак, Молоко Девственницы , обладает истинным свойством превращать извести камней. То же самое мы видим, как в крови , яйцах,  мозге или волосах и других частях животных, образуются камни силы действия и способностей удивительных. Если берут, например, кровь человека и оставляют ее гнить в теплом навозе, а после этого помещают в алембик, она перегоняется в белую подобную молоку воду. Затем увеличивают огонь, и она перегоняется в нечто вроде масла. Наконец, очищают осадок, который остается в алембике, и он становится белым как снег. Его смешивают с маслом которое описано выше, и тогда образуется камень, прозрачный и красный, силы действия и способностей удивительных, который останавливает кровотечение и который исцеляет большое количество немощей. То же самое мы извлекали из растений следующим способом: мы жгли растения в реверберирной печи, затем превращали эту известь в воду, перегоняли ее и сгущали; она после этого превращалась в камень, обладающий более или менее сильными свойствами, соответственно свойствам и различиям используемых растений. Некоторые производят искусственные камни, каковые на поверку оказываются более качественными по всем показателям, ибо таким же способом делают гиацинты искусственные, которые не отличаются от гиацинтов естественных, так же как и сапфиры.

            Говорят, что материя всех драгоценных камней суть кристалл, который является водой, имеющей очень мало землистости и сгущенной под воздействием сильного холода. Размельчают кристалл на мраморе, пропитывают его крепкой водкой и, активно растворяя, повторяют несколько раз, высушивая и размельчая снова для увлажнения с растворением до тех пор, пока смесь не образует совсем однородное тело; затем его помещают в теплый навоз, где оно превращается через некоторое время в воду; ее перегоняют, пока она не станет светлой и не возгонится по частям. Затем берут другую жидкость, красную, сделанную из прокаленного красного купороса и урины детей. Эти две жидкости смешивают и перегоняют тем же способом большое число раз, следуя необходимым весам и пропорциям; помещают их в навоз с тем, что бы они смешались более глубоко, и затем сгущают их химически на медленном огне, получая в результате камень во всем подобный гиацинту. Когда же хотят сделать сапфир, вторая жидкость образуется уриной и ляпис-лазурью вместо красного витриола, и также поступают в других случаях, согласно различию цветов; вода, используемая перед этим, должна быть, естественно, той же природы, что и камень, который хотят получить. Итак, принципом действия являются жар или холод, и жар должен быть мягким, холод же – очень интенсивным, именно они вытянут из материи форму камня,  который был лишь в потенции, как бы погребенным в толще воды. Можно различить в камнях, как и во всех вещах, три призна­ка, а именно: субстанцию, свойство и действие. Мы можем судить о их свойствах по их скрытым действи­ям и по последствиям, которые они производят, как мы судим о действиях природы и тел сверхнебесных.

Итак, несомненно, что камни обладают некоторыми особенностями и скрытыми свойствами тел сверхне­бесных и что они участвуют в их составе; это не означа­ет напрямую того, что они составлены из той же самой субстанции, что и звезды, но всецело подтверждает то, что они обладают сублимированными свойствами че­тырех элементов, поскольку некоторые камни участву­ют в составлении звезд или тел сверхнебесных, как я уже касался этого в нескольких словах, говоря о этих телах. Выделив из нескольких тел четыре элемента, я эти элементы очистил и таким образом очищенные со­единил; и тогда я получил камень силой действия и природой столь удивительный, что четыре элемента, грубые и подчиненные нашей сфере, не имели никако­го действия на него.

Именно об этой операции Гермоген (Отец, как назы­вает его Аристотель; он был трижды величайшим в фи­лософии и знал все науки так же хорошо в их сущно­сти, как и в их применении), так вот, говорю я, именно об этом писал Гермоген: «Это было для меня наибольшим счастьем — видеть пятую сущность (квинтэссенцию), лишенную качеств подчиненных элементов».

Итак, представляется очевидным, что некоторые кам­ни имеют некоторое отношение к упомянутой квинт­эссенции, что удостоверено и выявлено опытами на­шего искусства.

Глава третья

О СТРОЕНИИ И СУЩНОСТИ МЕТАЛЛОВ

Металлы созданы природой каждый сообразно со строением Планеты, которая ему соответствует, и тво­рец должен действовать так же. Итак, существует семь металлов, которые участвуют каждый в своей планете, а именно: Золото, которое происходит от Солнца и но­сит его имя; Серебро — от Луны; Железо — от Марса; Живое Серебро — от Меркурия; Олово — от Юпитера; Свинец — от Сатурна; Медь и Бронза — от Венеры. Эти металлы принимают в других местах имена соответст­вующих планет.

О сущностной Материи МеталловПервоматерией всех металлов является Меркурий. В одних (металлах) он присутствует сгущенным легко, в других — сильно. Поэтому можно составить класси­фикацию металлов, основанную на степени действия планет, с которыми они сообщаются, на совершенстве их серы, на степени сгущения Меркурия и землистости, которой они обладают, все это будет обозначать место каждого металла по отношению к другим.

Итак, свинец является не чем иным, как землистым Меркурием, то есть в его состав входит земля, легко сгу­щенная и смешанная с тонкой и немного избыточной серой; и поскольку действие его планеты (Сатурна) сла­бо и отдаленно, он находится в подчинении по отноше­нию к олову, меди, железу, серебру и золоту.

Олово есть тонкое живое серебро, немного сгу­щенное, смешанное с грубой и нечистой серой; поэтому оно находится под властью меди, железа, сере­бра и золота.

Железо образовано грубым и землистым Меркурием и землистой и нечистой серой, но действие его плане­ты сгущает его сильно, поэтому над ним — медь, сереб­ро и золото. Медь образована мощной серой и доста­точно грубым Меркурием.

Серебро образовано белой серой, светлой, тонкой, не горючей, и прозрачным и светлым тонко сгущен­ным Меркурием; (оно образовано) под действием пла­неты Луны; поэтому оно ниже золота.

Золото, истинно наиболее совершенный из всех ме­таллов, составлено красной серой, светлой, тонкой, не горючей, и Меркурием тонким и светлым, сильноподверженным действию Солнца. Поэтому оно не мо­жет быть горючей серой, что возможно для всех дру­гих металлов.

Итак, очевидно, что можно делать золото из всех этих металлов и что из всех, исключая золото, можно делать серебро. Можно в этом убедиться на приме­ре золотых и серебряных рудников, где извлекают их из других металлов, смешанных с частицами золота и серебра. И нет никаких сомнений, что эти металлы будут сами собой превращаться в золото и серебро, если они будут оставлены в руднике на время, необ­ходимое для того, чтобы это действие природы могло проявиться.

Что касается того, можно ли получать искусствен­ное золото из других металлов, разрушая формы их субстанции, и каким способом в этом случае действу­ют, мы говорили в трактате «О бытии и сущности ве­щей чувственных» («De esse et essentia rerum sensibilium»). А здесь принимаем как истинно доказанное.

Глава четвертая

О ПРЕВРАЩЕНИИ МЕТАЛЛОВ

И ПРЕЖДЕ ВСЕГО О ТОМ,

КАК ЭТО СОВЕРШАЕТСЯ

ПОСРЕДСТВОМ ИСКУССТВА

Превращение металлов может осуществляться ис­кусственно изменением сущности одного металла в сущность другого, ибо это то, что по потенции мо­жет, очевидно, редуцироваться в действии, как гово­рит Аристотель или Авиценна: «Алхимики знают, что виды никогда не могут быть действительно пре­вращены, за исключением того случая, когда делают сведе’ние (редукцию) из первой материи». Золото, эта первая материя всех металлов, очень близко, по признанию всех, природе ртути. Поэтому такая ре­дукция будет большей частью творением природы и не более чем простым использованием средств искус­ства. Но что касается золота, это трудно, и в этой опе­рации совершают большое количество ошибок, и мно­гие рассеивают бесплодно свою молодость и тратят свои силы, обольщая королей и вельмож обещания­ми, каковых они не могут выполнить, не умея отли­чить книги ложные и наглые, ни опыты, фальшиво описанные невеждами; они не добиваются никакого иного результата, кроме полного нуля. Итак, уяснив, что короли после тщательных операций не смогли достичь совершенства, я поверил, что эта наука была ложной. Я перечитал книги Аристотеля или Авицен­ны, «О секрете секретов» («De secretis secretorum»)*, где нашел истину столь завуалированной загадками, что это демонстрировало лишь отсутствие всякого смысла; я прочел книги их оппонентов и нашел их подобными безумцам. Наконец я рассмотрел принципы ПРИРО­ДЫ, и увидел в них путь истины. Я наблюдал воочию, как ртуть проницает и пронизывает другие металлы, ибо если окрашивают медь живым серебром, смешан­ным с таким же количеством крови и глины7, эта медь будет пронизана внутренне и наружно и станет белой, но этот ее цвет не будет долговечным. Известно уже, что живое серебро смешивается с телами и проницает их*. Итак, я рассмотрел, что если этот меркурий был взят повторно, он не мог более высвобождаться, и что если я мог найти средство зафиксировать его молеку­лы в телах, получалось, что медь и другие тела, сме­шанные с ним, не были более горючими от этого, тогда как они горючи обыкновенно, не имея действия на меркурий. Ибо эта медь была теперь подобна Мерку­рию и обладала теми же качествами.

Итак, я возгонял одно количество меркурия, до­статочно большое для того, чтобы фиксировать его вну­треннее расположение до неизменяемости, то есть чтобы он не утончался огнем; затем, таким образом возогнан-ный, он растворялся мною в воде, с тем чтобы произвес­ти редукцию в первую материю; я обильно пропитывал этой водой известь серебра и мышьяка, возогнанного и фиксированного; далее я растворил все это в теплом лошадином навозе; я сгустил раствор и получил камень светлый как кристалл, имеющий свойство разделять, разрушать частицы тел, проникать их и быстро фикси­роваться там таким образом, что небольшое количество этой субстанции, брошенное на большое количество меди, превратило ее немедленно в серебро такой чистоты, что невозможно было найти лучше. Я хотел испытать, могу ли я с тем же успехом превратить в золото обычную красную серу; я вскипятил ее в крепкой воде на медлен­ном огне; когда эта вода сделалась красной, я ее перегнал в алембике и получил в результате на дне перегонного куба чистую красную серу, которую сгустил с белым вы­шеописанным камнем, с тем чтобы получить такой же красный. Я бросил часть его на некое количество меди и получил очень чистое золото.

Что касается скрытого процесса, который я ис­пользовал, я обозначаю его здесь только в общих чертах и не помещаю полностью, с тем, чтобы не на­чали творить посредством этого другие, пока хотя бы не узнают способов возгонки (sublimatio), пере­гонки (distillatio) и сгущения (coagulatio) и не разбе­рутся в форме сосудов и печей, а также в количестве и качестве огня.

Я оперировал таким же образом с помощью мышьяка и получил очень хорошее серебро, но не самое чистое; я получил такой же результат и с сублимированным аурипигментом8, но этот метод и назван трансмутаци­ей, превращением одного металла в другой.

Глава пятая

О ПРИРОДЕ И О ПРОИЗВЕДЕНИИ

НОВОГО СОЛНЦА И НОВОЙ ЛУНЫ

ПОСРЕДСТВОМ СЕРЫ,

ИЗВЛЕЧЕННОЙ ИЗ МИНЕРАЛЬНОГО КАМНЯ

Существует однако более совершенный способ трансмутации, который состоит в изменении ртути в золото или серебро посредством красной или белой cеры, светлой, простой, не горючей, как учит Арис­тотель в «Секрете секретов», излагая очень неопреде­ленно и неясно, так как это есть СЕКРЕТ МУДРЕЦОВ (Absconditum sapientibus); ведь он говорит Александ­ру: «Божественное Провидение советует тебе скрывать твое намерение и тайно исполнять план, который я те­бе представил, назвав некоторые вещества, из которых может извлекаться эта основа истинно мощная и бла­городная».

Эти книги пишутся не для толпы, но только для посвященных (propter profectos).

Если некто, переоценивая свои силы, начал дела­ние, я призываю его не продолжать, если только он не будет очень искусным, не преуспеет в знании естест­венных законов и не научится распознавать виды пе­регонки, растворения, сгущения и особенно различ­ные виды и степени огня.

Кроме того, человек, который хочет совершить дела­ние из скупости, не достигнет цели, но только тот, кто работает мудро и рассудительно.

Минеральный камень, каковой используют для производства этого эффекта, есть именно белая или светло-красная сера, которая не горит и которую по­лучают отделением, очищением и соединением четы­рех элементов.

Перечисление минеральных Творений

Итак, возьми, во имя Бога, один фунт этой серы; энергично разотри ее на мраморе и пропитай фунтом с половиной очень чистого оливкового масла, которое используется философами; сведи все это в тесто, ко­торое ты поместишь в глубокую сковороду (sartagine physica) и приготовишь таким образом растворять на огне. Когда ты увидишь, что поднимается красная пена, ты снимешь сковороду с огня и оставишь пену опус­каться, без перерыва помешивая железным шпателем, затем поместишь снова на огонь и будешь повторять эту операцию до тех пор, пока не получишь консистен­цию меда. Вновь положи затем полученное вещество на мрамор, где оно сгустится тотчас как плоть или как пе­ченая печень; ты его разрежешь затем на множество ку­сков размером и формой с ноготь, и с равным весомквинтэссенции масла из винного камня (накипи), ты вновь поместишь ее на огонь на два часа.

Закрой затем творение в стеклянной амфоре, хо­рошо замазанной замазкой мудрости*, которую ты оставишь на медленном огне на протяжении трех дней и трех ночей. Затем ты поместишь амфору с ле­карством в холодную воду также на три дня; после этого ты разрежешь новое вещество на куски разме­ром с ноготь и поместишь в перегонный куб из стек­ла выше алембика. Ты перегонишь таким образом бе­лую подобную молоку воду, которая есть истинно Молоко Девственницы; когда эта вода будет перегна­на, ты прибавишь огонь и перельешь в другую амфо­ру. Итак, возьми теперь воздух, который будет подо­бен воздуху более чистому и более совершенному, поскольку это есть тот, который содержит в себе огонь**. Прокали в печи ту черную землю, которая осталась на дне перегонного куба, до тех пор пока она не станет белой как снег; вновь помести ее в пере­гнанную семь раз воду с тем, чтобы она покрылась горящей медью, которая, угасши трижды, станет со­вершенно белой. Пусть будет сделано то же самое для воды, что и для воздуха; в третьей перегонке ты найдешь масло и всю тинктуру, подобную огню, на дне перегонного куба. Ты вновь начнешь тогда, вто­рой и третий раз, и соберешь масло; затем ты возь­мешь огонь, который есть на дне перегонного куба и который подобен черной и мягкой крови; ты ее сбе­режешь для ее перегонки и ее испытания с покрываю­щей медью, как ты это делал с водой; и вот теперь ты обладаешь тем, что является способом отделения че­тырех элементов. Но средство, с помощью которого их можно соединить (modum conjungendi), известно не всем.

Итак, возьми землю и разотри ее на столе из стек­ла или из мрамора очень чистого; пропитывай ее равным весом воды до тех пор, пока она не станет тестом; помести ее в алембик и перегони ее на огне; пропитывай снова то, что ты оставишь на дне пере­гонного куба, водой, которую ты получишь при пе­регонке, до тех пор, пока та не будет полностью впи­тана.

Затем пропитывай ее равным количеством возду­ха, используя его так же, как ты использовал воду, и ты получишь кристаллический камень, каковой, будучи брошенным малым количеством на большое количество ртути, превратит его в истинное серебро, и это есть свойство белой, не горючей серы, образо­ванной тремя элементами: землей, водой и возду­хом*. Если теперь ты возьмешь одну семнадцатую часть огня, которую смешаешь с этими тремя элемен­тами, их перегоняя и их пропитывая как сказано, полу­чишь красный камень, светлый, простой, не горючий, который, будучи брошен малой частью на большое ко­личество меркурия, превратит его в золото очень чис­той пробы.

Это есть метод совершенствования минерального камня.

Глава шестая

О КАМНЕ ЕСТЕСТВЕННОМ, ЖИВОТНОМ И РАСТИТЕЛЬНОМ

Существует другой камень, каковой, согласно Ари­стотелю, есть камень и не камень. Он есть одновре­менно минеральный, растительный и животный; он находится во всех местах, во всех людях и есть именно тот, который ты должен гноить в навозе и поместить затем этот перегной в перегонный куб на алембик; ты извлечешь из него элементы вышесказанным спосо­бом, ты произведешь их соединение и получишь ка­мень, который будет иметь свойство и силу действия не меньшую. И не надо удивляться тому, что я сказал о гноении в теплом лошадином навозе, как это должен делать артист, ибо, если будет туда помещен пшенич­ный хлеб, через девять дней он превратится в истин­ную плоть, смешанную с кровью. Я верю, это проис­ходит потому, что Бог хотел видеть пшеничный хлеб предпочтительным перед всякой другой материей, поскольку он есть более особенное питание тел, чем все другие субстанции, и что благодаря ему можно легко извлекать четыре элемента и делать превосход­ное творение. Из всего того, что мы сказали, вытекает, что все со­ставные тела могут быть редуцированы в минерал, и не только природой, но и искусством. Благословен будь Бог, который дал людям такую власть, потому что под­ражающий природе может превращать естественные виды, то есть делать то, что природа исполняет медлен­но, в течение бесконечного времени. Это есть методы превращения металлов, которые находят в книгах Ро­зе, Архелая, в седьмой книге «Правил» и во многих других трактатах по алхимии.

Глава седьмая

О СПОСОБЕ ОПЕРИРОВАНИЯ ДУХОМ

Существует способ оперирования духом, и, кстати говоря, существуют четыре вида духа10, названные так, поскольку они восходят к огню и участвуют в приро­де четырех элементов, а именно: Сера, которая облада­ет природой Огня, Соль аммония, Меркурий, который обладает свойствами Воды и который называется еще беглым слугой (servus fugitivus), и Аурипигмент, или Мышьяк, который обладает духом Земли. Некото­рые оперировали посредством одного из этих духов, возгоняя его и превращая в воду; затем, если его броса­ли на медь, происходила трансмутация. Кто-то пользо­вался двумя из этих духов; кто-то — тремя и кто-то, на­конец, — всеми четырьмя. И вот этот метод: после возгонки каждого их этих духов в отдельности боль­шое число раз до того, как они будут зафиксированы, а затем перегонки раствора в крепкой воде и энергич­ной пропитки раствора, объединяют их все; перего­няют их и сгущают снова все вместе и получают бе­лый как кристалл камень, который, будучи брошен малым количеством на какой-нибудь металл, изме­няет его в истинную Луну. Обычно говорят, что этот камень составлен из четырех элементов очень высо­кой степени очистки. Другие верят, что он составлен из духа, единого с телами; но я не верю, что этот ме­тод будет истинным, и верю, что он никому не извес­тен, чего и Авиценна коснулся в нескольких словах в своем «Послании».

Я испытаю его, когда буду иметь необходимые ме­сто и время.

Глава восьмая

О ПРИГОТОВЛЕНИИ ФЕРМЕНТОВ САТУРНА И ДРУГИХ МЕТАЛЛОВ

Итак, возьми две части Сатурна (свинец), если ты хочешь исполнить Творение Солнца, или добрых две части Юпитера (олово) для Творения Луны. Добавь третью часть ртути, с тем чтобы образовать амальга­му, которая будет вроде очень хрупкого камня, кото­рый ты тщательно раздробишь на мраморе, пропитав очень крепким уксусом и водой с растворенной в ней наилучшим образом приготовленной обычной солью, пропитывая ее и высушивая раз за разом до тех пор, пока субстанция не впитает максимально воду; тогда пропитай этот слиток водой квасцов с тем, что­бы получить мягкое тесто, которое ты растворишь в воде. Ты перегонишь затем этот раствор три или че­тыре раза, сгустишь его и получишь камень, который превратит Юпитер в Луну.

Глава девятая

О ПРОЦЕССЕ РЕДУКЦИИ ЮПИТЕРА,

ИЛИ, ДРУГИМИ СЛОВАМИ,

О ТВОРЕНИИ СОЛНЦА

Для Творения Солнца возьми хорошо очищенную витриоль, красную и хорошо прокаленную, и раство­ри ее в детской урине. Ты перегони ее всю и возоб­новляй это столько раз, сколько будет необходимо для того, чтобы получить очень красную воду. Тогда ты смешаешь эту воду с вышеописанной водой перед сгущением; ты поместишь оба эти тела в печь на не­сколько дней, чтобы они лучше перемешались, и ты их перегонишь и сгустишь вместе. Ты получишь тог­да красный, подобный гиацинту камень, одна часть которого, будучи брошенной на семь частей Мерку­рия или хорошо очищенного Сатурна, превратит его в золото высшей пробы.

Находят в других книгах множество других опера­ций неясных и бесконечных числом, которые не могут не ввести людей в заблуждение и о каковых говорить излишне. А я излагаю столь научно совсем не из скупо­сти, но чтобы утвердить удивительные действия приро­ды и искать их причины, не только общие, но специаль­ные и непосредственные, не только привходящие (акцидентальные), но и сущностные; я это исследовал подробно, так же как и отделение элементов тел.

Этот труд есть истинно верный и совершенный, но он требует столько работы, а я так страдаю от не­совершенства моего тела, что даже не буду и пытать­ся без настоятельной необходимости. Того, что я ска­зал здесь о минералах, более чем достаточно.

 

 

[1] Гермес Трисмегист

 

Песнь о новорожденном Химическом Короле

Автор: admin  /  Категория: Трактаты

 ДЖОРДЖ РИПЛИ Песнь о новорожденном Химическом Короле

1.
Я хочу Философские Тайны теперь предложить,
И об этом искусную песню возвышенно спеть,
Душою возрадованной, ведущей меня к подобным вещам,
Она будет приятно звучать, Принимаема Сердцем и Разумом.
2. Как первейший, Меркурий зван на предстоящее Завершение Свадьбы, здесь проходящей, дабы мог я ее завершить. Званный Пир, прошел здесь с немалой растратою,
Но я знаю, что здесь я Новое в мир предаю.
3. Урожденный Король, увы, без наследника и также бесплодный Был так благороден и также прекрасен, что краше его Невозможно представить, правя мудро своим королевством,
От сангвинической природы оплакивал свой недостаток.
4. Но почему говорю я о столь могучем правлении,
Короле и вершителе, кто мог бы стать украшеньем всех земель С растеньями плодовитыми, но сам не продолжает род Отца, родившего его из почек своих.
5. Причина должна быть абсолютно естественной и глубокою,
Ибо врожденной Белизны мне присущ недостаток,
И хоть от Природы я чист, не имею греха,
Я также питаюсь от Света, его само Солнце в нас зажигает.
6. Что только растет из Земли, плодится посредством своих же семян
Подобно сему поступает звериное царство,
Паруясь и множась, как учит тому их Природа,
Чтоб жило младое, коль старое вновь отошло. 
7. Плоть моя столь сильна, но так прочно закрыта,
Что я пребываю бесплодным, соитие мне не помощник,
Она сама не может из себя излить свое семя,
И так до сих пор, ничто не продлит мое имя.
8. Из прочной такой моей плоти, исходит и Сила моя, потому не ускользает сочность плоти,
Через испарение; зажигаясь, распарясь, буду я горяч,
Лишь в большом огне, без выхода я возвышаюсь.
9. Моя Мать родила меня дома как круглую сущность,
Так от Природы расположен я к округлости,
Я чист совершенно, настолько, что сиянье мое в совершенстве укрепляет,
Всяк король со мной блистает, если честь свою являет.
10. Отныне знай наверняка, что стать мне невозможно плодовитым
Если другие не помогут в этом,
Затем, я стар и слаб, и причащать ничто меня не может,
Иначе, весь мой век пройдет бездетный.
11. Прошла уж молодость и далее не льщу себя надеждой,
И так со временем я получу удар смертельный,
И все же, полагаю я, дверь обетованная открыта будет мне,
И наконец, я должен вновь прийти из материнской плоти.
12. Не изменившись не достичь мне Царствия Небес,
Не получить второй раз мне рожденья,
Отсюда, вновь стремлюсь достичь я материнских недр,
Чтобы начав, свершить регенерацию желательно быстрее.
13- Здесь Мать сама сего владыку побуждает,
Что можно быстро ощутить и материнскую любовь принять,
И истино — она проводит чудо созиданье,
Приняв в себя, как дите, сего владыку из семи.
14. Чудесным было это созерцанье как скоро из обоих их, 
Соединенное созданье, а с виду — точно мел,
Дитя переоделось совершенно в Материнской Крови,
И впредь они вдвоем ничем неразделимы.
15. Здесь Мать отправилась на белоснежную постель,
Чья Белизна с Луною спорит,
Закрыла напрочь комнатную дверь, дабы никто их не тревожил
Ничто чужое, так они переболеют в уединенном месте.
9tyujtomcHue
16. Да, они на смертном одре, и в отвратительную порчу впали
Ее былой, белейшей плоти ничто не может помощь оказать,
Хотя ее нужду порою можно видеть сквозь окошко,
Она закрыта, и никто не должен торопить ее.
17. Меж тем она должна вкусить павлинье мясо,
А от Меркурия впитает влагу,
Чтобы зеленый Лев способен был пролиться как губитель,
Итак несчастная жена, как бы в темнице, жажду утолит.
18. Но в сей беременности тончайшее она несет:
Длиною сорока недель, и все же не без плача,
И слез немало проливает над мукою тяжелою своей,
Они как Молоко прольются в ее вынашиваемых днях.
19- Ах эта женщина, чья кожа многоцветною была,
Черна, зелена и сера, подобно Хвост Павлина.
И также алою, как кровь она была, что из артерий вытекает, 
Многократно, вверх и вниз видно было их движение.
20. Пятьдесят и сотню дней пребывала она в слабости,
И днями проливала много слез и много плача,
Наконец после тридцати наш Король родился новым,
Чудесною весеннею порой он улыбнулся миру снова.
21. Чрево его, еще и ранее пропорционально частям тела сотворенное,
Теперь тысячекратно раз вмещает более, чем прежнее,
Ввиду того, как убеждает нас Начало через Конец,
Что через Огонь во множестве нам подтверждает опыт.
22. Была тут комната уютная готова,
<ругом прекрасно все обшито и гладко полирована она,
Направленная Вверх и напрочь запечатанна,
Д,абы от воздуха холодного нежнейший плод не загубить.
23- Затем к подобному концу был подготовлен он,
На приготовленной постели он аккуратно упокоен,
Чтобы уютнейшим Теплом мог быть накормлен и овеем от холода укрыт, что вреден сему плоду.
24. Входная дверь замком и цепью напрочь заперта, никто чтобы не мог зайти и потревожить,
Каминная труба защищена, ии воздух не продует,Дабы через ушерб не потерять бы СИлу
25. Здесь плоть ребенка вновь гниет
И вся в прах тончайший распадается
И пребывает здесь до часа своего, язвящая и черная,
И вновь спешит сиянье Солнца и Луны обресть.
19. Теперь, как время наступило, когда Ребенок должен в мир прийти
От Матери, которая уже однажды принимала,
На этот раз — родит избранное воистину Небесное Дитя,
И вновь одарит Короля утерянным наследством.
20. Ложе Матери с четырьмя углами прежде было изготовлено,
Но после упомянутого времени, как бы в круг заключено,
И помалу, подобно чаше причащающей, совершенно круглым стало,
Как Луна бела, сияюща без пятна и без изъяна.
21. Так круглой стала квадратная постель,
Прежний, черный цвет зачал нам белый и прозрачный.
Затем в кратчайший срок он вырос в высший Красный,
В нем сей Король все время пребывает.
29- Отныне райские Врата открыты Богом настежь,
Здесь свет сияющей Луны повсюду виден,
И как всегда, намного выше, выражаясь Философски,
Сфера Солнца украшена венцом рубино-золотистым.
23. Сей королевский герб, из четырех стихий составлен знаками,
В центре Дева, коей нет подобных,
Держит много красно-белых роз с обломанных кустов,
Так она достигла совершенно силы Квинтэссенции.
24. Украшеньем Деве служат камни драгоценные,
Повсюду излучающие свой блеск сиянье,
И недоступно свиньям, мудрецами сад ее Преградой укреплен незыблемо.
25. В лоне Девы видим Льва зеленого лежачим,
Орел ему служит пищею, род его в выси обитает,
Тело же Льва кровью истекает, но силой он идет к победе,
Эту кровь нашей Деве Меркурий дает с удовольствием.
33- Чудесным было Молоко, что из груди ее бежало,
Оно питало Льва и заставляло так испытывать жажду,
Оно служило также, в совершенстве, губкой в ванне,
Чтобы умывшись этим Молоком, продлить его здоровье
34. Она была увенчана бесценною короной
И восседала в вышине на величайшем троне,
Ее одежду украшали тут и там, несказанные звезды,
Так что и сердца Философов грустили по красе такой.
35- Двенадцать звезд, как и планет, вокруг тлавы ее сияли,
Облака и сумрак далеко от них бежали,
Теперь она свободна совершенно от упомянутых проблем,
Ее Король, как вновь рожденный, отныне больше не умрет.
22. Над всей враждой он есть великий триумфатор,
Над всеми королями высочайший управитель,
Здоровьем и богатством поистине верх всякой красоты,
Ему внимает велик и мал до самого последнего истопника.
23. Он может сам богато одарить Мирским и Духом,
Болезни всякие опять к здоровью привести,
Кто только пожелает принять охотно во владенье от его сокровища,
Того не будут донимать ни червь, ни насекомое и ни ржавление.
24. Они отныне, обладая доброй волей, могут Господню милость обрести,
Она участвует всегда и все грехи прощает нам,
Даря и сей, и дары другие во славу Процветания,
И нам поможет, чтобы с Ним мы радовались вечно.

О купоросе и опытах с ним

Автор: admin  /  Категория: Рецепты

 Сначала о Витриоле и его приготовлении, а также о его силе и достоинстве

Возьми лучший венгерский Витриол, поставь кальцинировать, пока он не станет желтоватого цвета и более не изменится в цвете. Этот кальцинированный Витриап мелко разотри и положи в стеклянный дистиллирующий сосуд с длинным горлышком и заклей сосуд замазкой Философов. Впереди этого поставь большой сосуд и очень осторожно, день и ночь лови дистиллирующий, не горячий, потом горячий солнечный свет, а после этого усиливай огонь, градус за градусом. Наконец с силой и большим жаром огня гони сюда Spiritus, пока не перейдет в красных, различимых каплях. Эта работа совершается за три дня и ночь, и когда это произошло, возьми Мертвую Голову и мелко разотри ее. Налей сюда чистой, дистиллированной дождевой воды и вываривай с ней Колькотар, так Соль Витриола вытягивается в воду. Когда вода станет чистой, (фильтруй, чтобы отсюда вышел осадок, а вода оставалась бы медленно выкуриваться в стеклянном сосуде или посудине, пока не высохнет Соль.
После этого снова растворяй в дождевой воде, но, оставь выкуриться, чтобы она высохла, что делаешь лрижды, и так витриолъная Саль станет очень прозрачной и чистой. Положи эту высушенную Соль в стеклянный кукурбит и прежде налей туда Spiritum, сделанный из Витриапа, а затем заделай сосуд замазкой Философов. Когда это произошло, открой сосуд и снова положи материю в сосуд-реторту. Сначала дистиллируй мягко, а когда больше не идет влага, тогда усиль огонь и гони очень сильно, чтобы больше ничего не могло идти. Когда это хорошо остыло, вынимай Spiritum из приемника, который должен быть достаточно большим и защищенным. Положи его в колбу-сосуд и очень осторожно, посредством дистилляции, ректифицируй отсюда флегму, пока материя в колбе не останется темно-коричневой с красным цветом.
Затем возьми колбу с материей и поставь в погреб, тогда в ней кристаллизируются красивые, белые и прозрачные кристаллы, сохраняемые для дальнейшего. Положи эти прозрачные кристаллы в большую калбу- сосуд с очень большим и высоким горлом, но сначала налей сюда белый Spiritus из терпентина, тогда оно сильно вспенится, поэтому обходиться с этим нужно очень осторожно и предусмотрительно. Кристаллы растворятся, a Spiritus из терпентина будет прозрачным и красным, как кровь.
Когда это произошло, сюда наливается трижды по этому весу простой винный дух, не содержащий флегмы, и который должен быть выше сего на два пальца. Затем надень стеклянный колпак на горлышко колбы, хорошо замазав один сосуд перед ним. Очень осторожно дистиллируй отсюда винный дух в бане Марии, тогда тинктура Витриапа мягко перейдет с винным духам, а коррозия в винном духе терпентина останется в жирности. Когда винный дух перейдет с тинктурой, положи их вместе в другую колбу и налей сюда немного нового винного духа, а затем как прежде осторожно дистиллируй в бане Марии. В начале от коррозии оно идет немного вместе, но затем полностью остается внизу. И так с новым Spiritu это повторяется трижды, в результате чего эта вещь будет готова и совершенна.
Положи этот красивый, красный прозрачный витриолъный Spiritum в пеликан, одновременно положив один лот единорога, мелко растертого в порошок и кальцинированного, и пелеканируй в тонком тепле вместе один месяц. После этого слей чистое, чтобы удалить отсюда осадок, и так тинктура Витриола приготовлена для лекарства, приятная и нежная на вкус, которая употребляется следующим образом.
Человек, страдающий падучей болезнью, должен принять от этого полквентина в одной полной ложке майской, цветочной воды тогда, когда к нему приступила болезнь. Применяется три раза и так сему человеку поможет БОГ и лекарство. Человек, который безумен и помешан, равным образом должен принимать сие в вине восемь дней, за что возблагодарит БОГА; оно также употребляется в вине, растворяя все затвердения, укоренившиеся в нервах тела. И так за непродолжительное время, поддерживаемый этим лекарством, больной при его употреблении избавится от подагры.
Item, если человек в печальном настроении и его одолевает печаль, тот поступает как прежде, и тогда, прогоняя печаль, становится весел, что также очищает кровь. Особо чудесной находим ее от головокружения, укрепления мозговой деятельности и консервации памяти. Кого одолела болезнь легких, и кто обременен каким-либо кашлем, тот принимает ее, как указывалось прежде, благодаря чему изгоняются подобные нарушения, и вообще она приемлема и полезна для многих вещей.